Процент за «вредность»

Анастасия Комарова

В ближайшем будущем Правительство РФ обсудит идею введения налога на продукты питания, компоненты которых могут негативно повлиять на здоровье граждан. Об этой инициативе стало известно благодаря конференции «Возможность налогообложения вредных продуктов питания», прошедшей в конце сентября. При этом, участники конференции упомянули, что и депутаты Госдумы, и Союз экспертов «Росконтроль» признают такие нововведения необходимыми.

По словам представителя «Росконтроля» Александра Борисова, около 63% отечественных продуктов питания на прилавках магазинов не соответствуют нормам безопасности. В пример приводятся результаты недавней экспертизы отечественной молочной продукции: из 20 проверенных марок сыра 15 оказались фальсификатом, для сливочного масла его доля составила 21 из 26. Еще более яркий пример — бутилированная вода, которая, к слову, широко используется на предприятиях и в детских учреждениях. 90% проверенных пятилитровых бутылей содержали воду, по качеству оцененной даже хуже водопроводной по содержанию нитратов и микробиологической чистоте.

Таким образом, поводов для ужесточения мер против производителей некачественной продукции предостаточно. Логичным выходом был бы запрет на продажу некачественных продовольственных товаров и введение крупных штрафов на их производство. Но вместо этого предлагается мера совсем иного рода: ведение дополнительного 10% налога для производителей такого рода продукции. Соответственно, специальные подразделения налоговых органов будут заниматься мониторингом качества еды на прилавках магазинов. Эта мера не может не вызвать ряд вопросов и замечаний, показывающих ее нецелесообразность.

Первое: налог приведет к подорожанию «вредных» продуктов, но поможет ли это населению перейти на «здоровую» и «экологичную» еду? Ведь производители аналогичных «здоровых» товаров тоже неизбежно поднимут цены в соответствии с законами рынка.

Второе: как мы знаем, «здоровые» и «натуральные» продукты редко бывают дешевыми. Таким образом, потребителями «некачественных» товаров волей-неволей становятся необеспеченные слои населения. По ним введение этого налога ударит больше всего. В очередной раз пострадают студенты, пенсионеры, многодетные семьи.

Третий момент заключается в самой формулировке проблемы: с чем предлагается бороться? В конце концов, «вредная», «недоброкачественная» и «фальсифицированная» продукция — это три различных категории. Первая предполагает негативное воздействие на здоровье человека, вторая — несоблюдение требований нормативной документации для данного вида продукции, третья — несоответствие реального состава заявленному. Недоброкачественные и фальсифицированные продукты, по закону, и так не должны продаваться — зачем тогда вводить на них налог? А вот как оценить «вредность»? Если на основании соответствующих медицинских исследований — это одно дело. Но тогда это должно повлечь либо запрет, либо ограничение на включение в состав компонентов, признанных вредными. Тогда, продукты, содержащие их в запрещенном количестве, автоматически будут считаться недоброкачественными. Все остальные способы определения «вредности» продуктов не могут считаться обоснованными.

В случае введения налога на «вредные продукты» прогнозируется попадание в эту категорию до 75% мясопродуктов и 60% рыбы. Готовы ли мы к такому росту цен, учитывая огромную инфляцию в последние два года? Депутаты заботятся о наполняемости бюджета, делая вид, что не замечают, что такие меры скорее заставят нас голодать, чем употреблять «здоровую пищу». Гигантский процент недоброкачественной и фальсифицированной продукции скорее характеризует работу Роспотребнадзора, но ни в коей мере не может быть основанием для введения каких-либо налогов.