Послание о классовой борьбе

А. Паутинычъ

Международный фестиваль «Послание к человеку», проходящий в Городе на Неве уже в 25-ый раз, считается одним из немногих всемирно признанных фестивалей, специализирующихся на документальном и короткометражном кино. Тем интересней, что в программе фестиваля этого года было представлено большое количество остросоциальных и социально-политических фильмов, посвящённых классовым конфликтам. Ретроспективы режиссёров 60-х годов, реагировавших на бурные протесты левой молодёжи на Западе, современные работы, где показан авторский взгляд на открытые классовые конфликты ХХ века в разных концах мира, а также пристальное рассмотрение актуальных проблем, затрагивающих тему эксплуатации и угнетения в сегодняшнем обществе.

Увы, программа оказалась построена таким образом, что посмотреть все фильмы не представлялось возможным: некоторые единичные сеансы на созвучную тему, как назло, проходили одновременно. Поэтому расскажу о тех работах, которые мне удалось посетить.

«Отель 22» (2015 г.)

Отель 22

Короткометражная лента Элизабет Ло, молодой девушки-режиссёра из Гонконга, рассказывает о муниципальном автобусе рейса №22 в Кремниевой долине, чей ночной маршрут превращается в неофициальный приют для бездомных. «Пассажиры» оплачивают проезд и дремлют сидя на сиденьях, уткнувшись головой в оконное стекло или свои тюки, до тех пор, пока в начале пятого утра автобус не возвращается на «кольцо». «Отель 22» – ёмкий наглядный пример того огромного социального контраста, который существует даже в одной из самых богатых частей мира.

«Старая школа капитализма» (2009 г.)

Старая школа капитализма

Режиссёр фильма Желимир Жилник к своим 73-м годам, пожалуй, может сказать о себе словами из песни Егора Летова: «Я всегда буду против». Родившийся в нацистском концлагере в семье партизан-антифашистов, он стал одним из представителей «Югославской чёрной волны» — кинематографического направления, чью «антиавторитарную» критику «слева» киноискусства времён Тито можно проассоциировать с анархическим движением в политике. Ощущая давление на родине, он эмигрировал в ФРГ, где, впрочем, тоже не прижился, сняв фильмы с обвинением властей в публичной казни активистов RAF и манипуляциях общественным мнением. Жилника выдворяют из Западной Германии, и он возвращается в Югославию.

«Старая школа капитализма» рассказывает о классовой борьбе (фактически: войне) между рабочими и разграбившими приватизированное предприятие хозяевами, которая разрастается до государственного масштаба (на метафорическом уровне – фильм малобюджетный). Автор иронично раскрывает двойственное положение правящей верхушки Сербии, разрывающейся между американским и российским империализмом, чей сторонник гарантирует местным буржуям контракты с «Газпромом», а рабочим обещает, что Путин в качестве гуманитарной помощи сербским братьям отправит 70 тысяч русских красавиц. Впрочем, финал фильма трагичен. Рабочим пытаются помочь леваки-активисты (ещё одно исполнение самих себя в фильме), но первые воспринимают их очень настороженно, несмотря на помощь, и это взаимное непонимание, пожалуй, является самой драматической частью ленты.

Минорная позиция автора, конечно, неоднозначна. Неоднозначен и стиль исполнения, шарахающийся от квазидокументальной съёмки до слабой театральной постановки. Однако, как и фильм Басковой «За Маркса», он — из тех немногих лент, которые раскрывают актуальность классового противостояния в современном обществе (в том числе и европейском) и ставят проблемы подхода современных активистов к нему, а значит, дают вдумчивому зрителю возможность задуматься о несправедливости современной (но той же – «старой») структуры капитализма.

«Немецкая молодёжь» (2015 г.)

Немецкая молодёжь

Первый фильм французского режиссёра-документалиста Жана-Габриэля Перьё посвящён известному периоду социального обострения в ФРГ конца 60-х годов, ознаменованный возникновением леворадикальной организации RAF – «Фракции Красной Армии». Фильм в сочувственно-повествовательной форме рассказывает о причинах возникновения организованного вооружённого сопротивления немецкой молодёжи правящему классу. Впрочем, те, кто знаком с историей событий тех лет подробнее, чем это написано в Википедии, вряд ли услышат что-то новое в этом плане – то, что городская герилья стала ответом на латентный нацизм, проникший в поры государственной власти, становится всё более популярной и признанной. Интересен фильм другим: с технической точки зрения он целиком смонтирован из документальных архивных кадров и звукозаписей, а что касаемо содержания, то здесь автор открывает малоизвестную сторону членов RAF: выясняется, что чуть ли не каждый из них, если не был режиссёром, то имел какое-то отношение к кинематографу – причём не символическое, а вполне существенное. Так, по сценарию Ульрики Майнхофф снимается телевизионный фильм о заключённых женского исправительного учреждения — Bambule, а Хольгер Майнс снимает экспериментальную короткометражку «Красный флаг», чьё название и содержание становятся основой для популярной песни и клипа современной канадской рок-группы «Billy Talent».

«Под землёй» (2015 г.)

Под землёй

Часто можно услышать от тех, кто относит себя к левым, что в современном Китае царят социалистические отношения. Это ещё одна документальная история от молодого бельгийского режиссёра Максим Бульто, которая разрушает данный миф. Она о китайской девушке Вэньфан, которая приехала из провинции в Пекин и вынуждена жить на «минус втором» этаже в комнате общежития 2 на 2 метра. Примечательны разговоры девушек-соседок, которые обсуждают, как одна из них, забыв вытащить карту из душа, потратила на помывку не 30, а 60 юаней, т.е. примерно 600 рублей. Всё это напомнило детскую сатирическую повесть Николая Носова «Незнайка на Луне», где в выпуклой форме раскрывались капиталистические отношения глазами героев-коротышек.

«Призраки Хоа-Ло» (2014 г.)

Призраки Хоа-Ло

Короткометражный экспериментальный фильм молодого американского режиссёра Райана Уайта, посвящённый символу колониального террора в современном Вьетнаме – тюрьме Хоа-Ло, где пытали и убивали борцов с французским колониальным режимом (позже, когда она стала тюрьмой для североамериканских военнопленных, участвовавших во Вьетнамской войне, её не без издёвки переименовали в Ханой Хилтон). Нынче это западного вида гостиница, в которой часть тюрьмы сохранили в виде музея.

С кинематографической точки зрения фильм завораживает: кадры современного здания монтируются с закадровым текстом рассказчиков, повествующих о неспокойных душах умерших. Что интересно, мистический налёт в этом фильме не мешает, а скорее способствует осознанию той трагедии, которая происходила на этом месте более века назад, тем более, что помимо пересказа суеверий комментаторы – сами вьетнамцы – рассказывают реальную историю тех событий, и как они влияют на современных постояльцев.

«Земля картелей» (2015 г.)

Земля картелей

Захватывающая (по крайней мере, на первую половину фильма) документальная история о том, как простые жители Мексики самоорганизовались и вооружились, чтобы бороться с наркокартелями, захватившими при молчаливой (и не только) поддержке властей, целые регионы страны. Автор замечает, что с 2007 года в результате «нарковойн» было убито порядка 80 тысяч человек и ещё 20 тысяч пропали без вести. Неудивительно, что нашлись те, кто решил покончить с этим. Отряды вигилантов штурмуют дома наркодилеров, освобождают населённые пункты при горячей поддержке местных жителей, вербуют новых участников, морально побеждают государственных военных, которые пытаются их разоружить. Однако, со временем мы понимаем, что не всё так гладко: в милицейские отряды проникают агенты наркодилеров и властей, бывшие соратники превращаются в противников, а главный герой – обычный провинциальный врач – чуть ли не единственный из вождей вигилантов, понимающий, что всё это ведёт к уничтожению движения, проявляет личную слабость и лишается поддержки даже своей семьи. Ещё один невесёлый конец истории в форме многоточия, который на данный момент, увы, оправдан, и побег из особо охраняемой мексиканской тюрьмы знаменитого наркобарона «Эль Чапо» как раз к премьере фильма – тому подтверждение.

Стоит сказать о фильме, на который я не смог попасть из-за того, что зал был переполнен – это продолжение нашумевшей ленты «Акт убийства» Джошуа Оппенхаймер, рассказывающий о геноциде в Индонезии в середине 60-х годов, в результате которого погибли сотни тысяч, если не миллионы людей, многие из которых были коммунистами. Эта ужасающая трагедия, о которой не любят распространяться на Западе, раскрывается через интервью с теми, кто этот геноцид творил – в современной Индонезии (правящий режим которой активно поддерживался и продолжает поддерживаться США) они считаются национальными героями. Продолжение – «Взгляд тишины» — повествует уже от имени жертв, семьи, пережившей геноцид и потерявшей в ней сына и брата и ищущей правды и справедливости. Если мне удастся посмотреть этот фильм в будущем, постараюсь рассказать о нём отдельно.

Взгляд тишины

Будучи мембраной общества, честные кинорежиссёры со всего мира вскрывают те родовые болячки системы, которые пытаются прикрыть власть имущие, и таковых становится всё больше, что отрадно. Но пока их фильмы в основном лишь ставят проблемы, но не предлагают их решения, и дело здесь не только в законах жанра документалистики. Искусство отражает состояние борьбы классов в обществе, один из которых лишь начинает очухиваться после удара.

Комментарии

Comments are closed.