К 80-летию Сталинской Конституции

С. Белкина

5 декабря 1936 года в СССР была принята вторая Конституция, которая вошла в историю под названием Сталинской. Она была подчинена решению об окончательном уничтожении эксплуатации трудящихся и выражала идеи социальной справедливости, равенства возможностей, права на достойную жизнь.

Сталинская Конституция была признана одной из самых демократичных и передовых в мире. Причём, что бы ни говорили ненавистники всего советского, постулаты этого документа существовали далеко не только на бумаге — они активно воплощались в жизнь. Ещё до опубликования проекта данной Конституции И. В. Сталин беседовал о правах и свободе личности с журналистом Роем Говардом — американским представителем западной либеральной общественности. Вот несколько фрагментов из этой беседы:

«…Говард:

— Вы признаёте, что коммунистическое общество в СССР ещё не построено. Построен государственный социализм. Фашизм в Италии и национал-социализм в Германии утверждают, что ими достигнуты сходные результаты. Не является ли общей чертой для всех названых государств нарушение свободы личности и другие лишения в интересах государства?

Сталин:

— Это общество мы построили не для ущемления личной свободы, а для того, чтобы человеческая личность чувствовала себя свободной. Мы построили его ради действительной личной свободы, свободы без кавычек. Мне трудно представить себе, какая может быть “личная свобода” у безработного, который ходит голодным и не находит применения своего труда. Настоящая свобода имеется только там, где уничтожена эксплуатация, где нет угнетения одних людей другими , где нет безработицы и нищенства, где человек не дрожит за то, что завтра может потерять работу, жилище, хлеб. Только в таком обществе возможна настоящая, а не бумажная, личная и всякая другая свобода.

Говард:

— В СССР разрабатывается новая конституция, предусматривающая новую избирательную систему. В какой мере эта новая система может изменить положение в СССР, поскольку на выборах по-прежнему будет выступать только одна партия?

Сталин:

— Избирательные списки на выборах будут выставлять не только коммунистическая партия, но и всевозможные общественные беспартийные организации. А таких у нас сотни. У нас нет противопоставляющих друг другу партий, точно так же как у нас нет противостоящих друг другу класса капиталистов и класса эксплуатируемых капиталистами рабочих.

Наше общество состоит исключительно из свободных тружеников города и деревни — рабочих, крестьян, интеллигенции. Каждая из этих прослоек может иметь свои специальные интересы и отражать их через имеющиеся общественные организации. Но коль скоро нет классов, коль скоро грани между классами стираются, коль скоро остаётся лишь некоторая, но не коренная разница между различными прослойками социалистического общества, не может быть питательной почвы для создания борющихся между собой партий. Где нет нескольких классов, не может быть нескольких партий, ибо партия есть часть класса.

Вам кажется, что не будет избирательной борьбы. Но она будет, и я предвижу весьма оживлённую избирательную борьбу. У нас немало учреждений, которые работают плохо. Бывает, что тот или иной местный орган власти не умеет удовлетворить те или иные из многосторонних и всё возрастающих потребностей трудящихся города и деревни. Построил ли ты или не построил хорошую школу? Улучшил ли ты жилищные условия? Не бюрократ ли ты? Помог ли сделать наш труд более эффективным, нашу жизнь более культурной? Таковы будут критерии, с которыми миллионы избирателей буду подходить к кандидатам, отбрасывая негодных, вычёркивая их из списков, выдвигая лучших и выставляя их кандидатуры.

Да, избирательная борьба будет оживлённой, она будет протекать вокруг множества острейших вопросов, главным образом, вопросов практических, имеющих первостепенное значение для народа. Наша новая избирательная система подтянет все учреждения и организации, заставит их улучшить свою работу. Всеобщие, равные, прямые и тайные выборы в СССР будут хлыстом в руках населения против плохо работающих органов власти. Наша новая конституция будет, по-моему, самой демократической конституцией из всех существующих в мире.»

А вот несколько статей из самой Конституции 1936 года, проект которой обсуждали Иосиф Виссарионович и г-н Говард.

«Статья 118. Граждане СССР имеют право на труд, то есть право на получение гарантированной работы с оплатой их труда в соответствии с его количеством и качеством. Право на труд обеспечивается социалистической организацией народного хозяйства, неуклонным ростом производительных сил советского общества, устранением возможности хозяйственных кризисов и ликвидацией безработицы.

Статья 119. Граждане СССР имеют право на отдых. Право на отдых обеспечивается сокращением рабочего дня для подавляющего большинства рабочих до 7 часов, установлением ежегодных отпусков рабочим и служащим с сохранением заработной платы, предоставлением для обслуживания трудящихся широкой сети санаториев, домов отдыха, клубов.

Статья 122. Женщине в СССР предоставляются равные права с мужчиной во всех областях хозяйственной, государственной, культурной и общественно-политической жизни.

Статья 124. В целях обеспечения за гражданами свободы совести церковь в СССР отделена от государства и школа от церкви. Свобода отправления религиозных культов и свобода антирелигиозной пропаганды признается за всеми гражданами.»

Повторим, положения этой Конституции существовали далеко не только на бумаге. Конечно, как и любая Конституция, она была своеобразным идеалом, правовым образцом, к воплощению которого нужно постоянно стремиться, но многие её постулаты были успешно претворены в жизнь.

Именно этого не может простить генсеку Сталину нынешняя элита. Не «репрессий четверти Ленинграда» и прочей фантастики солженицынского розлива, а такой вот Конституции. Того, что её статьи претворялись в жизнь. Того, что верховный закон страны служил не ей, элите, а народным интересам. Того, что подобный эталон правовой справедливости на сей раз был создан именно у нас, а не в США и не во Франции. Как же это так? Россия, на которой, по замечанию многих либеральных обозревателей, давно пора чуть ли не крест ставить, вдруг посмела вылезти из лаптей, да ещё и порядок в законодательстве наводить?! И не только у себя, но и братьев-соседей: Украины, Белоруссии, Узбекистана… Так не бывать этому! Сталинскую Конституцию предать забвению, социализм списать со счетов, как нерентабельный, а самого Сталина, создателя передового документа, заклеймить кровавым палачом и предать анафеме. Не за реально имевшиеся политические ошибки, а по несправедливым, порой откровенно клеветническим обвинениям.

Только не получится. Конституция 1936 года уже вошла в историю, как самый демократический правовой образец, к которому следует стремиться во всём мире, и мы искренне надеемся, что наступит день, когда верховным законом нашей страны станет документ именно такого содержания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *