Репортаж из Горок Ленинских

Часть I. «Ленинская усадьба».

Если малознающего человека спросить, где находится музей-заповедник «Горки Ленинские», он, скорее всего, ответит, что где-то далеко в Подмосковье. Потом скептически сощурится и добавит: «А музей-то насквозь «совковый», скучный. Экскурсоводы — реликтовые бабушки, заставшие ещё самого Ильича, взгляд на историю необъективный, посетителей — полтора человека…»

И ведь вот какая штука: оба раза неправ окажется малознающий человек.

Во-первых, музей совсем недалеко от Москвы. Высадившись на станции метро «Домодедовская», мы сели на маршрутку и всего за четверть часа добрались до «Горок». Все льготы подмосковный заповедник охотно предоставляет, так что, приобретя студенческие билеты, наш любознательный коллектив бодрым шагом двинулся по аллее, где некогда проезжал сам Владимир Ильич.

 

Прогулявшись по окрестностям и заглянув в любимую беседку вождя пролетарской революции, чтобы скоротать время перед экскурсией (они здесь по расписанию), мы направились в ленинскую усадьбу — архитектурный комплекс из нескольких дореволюционных зданий лимонного цвета.

 

И тут-то вскрылась вторая ошибка малознающих критиков «Ленинских Горок».

Начнём с того, что экскурсовод нам достался ещё вполне молодой и энергичный: Бравова Ольга Константиновна. Экскурсантов тоже прибыло немало — человек двадцать. Причём, что приятно порадовало, среди желающих узнать о жизни В. И. Ленина оказалось много молодёжи.

 

В первом помещении нас ожидали личные ленинские вещи: шинель с отверстиями от пуль Фанни Каплан, фотографии, знаменитая чёрная шапка…

Были тут и предметы обихода самых ранних хозяев «Горок», с жизнеописания которых начала свой рассказ экскурсовод. К Ленину она подобралась чуть позже, уже после биографии знаменитой вдовы Саввы Морозова, владевшей этой усадьбой ещё до Владимира Ильича.


Пока мы слушали Ольгу Константиновну, миф о «совковой пропаганде» заповедника таял на глазах. Возможно, вам покажется странным, но на вождя социалистической революции здесь никто не молится. Сотрудники музея относятся к знаменитому жителю «Горок» как к доброму другу: уважительно, тепло, с ноткой здравого юмора и, что самое главное, очень человечно. Внимательно слушая экскурсовода, мы словно наяву видели всё то, о чём она рассказывает.


Вот после покушения эсерки Каплан Владимир Ильич отправляется поправлять здоровье под Москву. В усадьбе его встречает личная охрана с огромным букетом цветов, что приводит Ленина в невероятное замешательство: человек редкой скромности, он не привык ни к пышным встречам, ни к наличию охраны, появившейся только после эсеровского покушения. Позже Владимир Ильич так и не нашёл работы своим охранникам, которым оказалось не от кого сторожить своего подопечного. Местные крестьяне очень скоро привязались к новому обитателю усадьбы, а посещавшие Ленина ходоки несли с собой не пули и ненависть, а уважение. Две волчьих шкуры, подаренные ими Владимиру Ильичу, до сих пор можно видеть в спальнях Ленина и Надежды Константиновны.

 
Необычайная ленинская скромность также видна и в подборе комнат, что не раз замечали посетители. По документальным свидетельствам товарища Крупской, её муж «для работы и отдыха всегда выбирал самые маленькие комнаты, потому что привык жить на съёмных квартирах или в дешёвых пансионатах». Ленин терялся в богатом купеческом доме, стараясь занимать как можно меньше места, а лучшие помещения всегда уступал гостье дома, любимой сестрёнке Марьяше Ульяновой. И правда: когда смотришь на эти узенькие кровати, маленькие комнатушки и простые шкафы, то поневоле улыбаешься расплодившимся мифам об Ильиче-диктаторе, якобы купавшемся в роскоши на костях своего народа.

 
Но особо работники музея подчёркивают отношение Ленина к усадьбе в Горках. Он никогда не считал её своей собственностью и всегда повторял, что усадьба — это, прежде всего, государственное достояние. С этим был связан целый эпизод. Инспектировавший усадьбу перед переездом Владимира Ильича И. В. Сталин распорядился снять со стены мрачную картину, изображавшую старообрядческое кладбище — чтобы не навевала тоску на больного вождя. Узнав об этом, Ленин пришёл в неописуемую ярость. «Не смейте ничего менять для меня! Это народное имущество, а не мои личные апартаменты, поэтому я требую, чтобы всё здесь сохранялось, как при бывших владельцах!» — жёстко заявил Владимир Ильич, и картина была водворена на место.


Не менее трогательный эпизод связан и с кабинетом Ленина, куда после первого инсульта мужа переставила свою кровать Надежда Константиновна — чтобы успеть вовремя вызвать врача, если засиживающемуся допоздна за работой Владимиру Ильичу вдруг станет плохо.

Будучи не только политическим деятелем, революционером, но и супругой гения, товарищ Крупская всегда нежно заботилась о своём муже, а для тяжко заболевшего Ленина эта забота стала жизненно необходимой. Надежда Константиновна читала ему вслух книги, сопровождала на прогулках, следила, чтобы муж не забывал о пище и отдыхе… В быту вождь социалистической революции ничем не отличался от большого наивного ребёнка: по-детски невнимательный к своему здоровью, жадный до работы, без Крупской он мог бы не прожить и отпущенных ему 53-х лет.

Эта семейная атмосфера, наверное, очень подпортит настроение всем любителям исторических пикантностей. Им подавай про «любовницу Арманд», «нелюбимую жену Крупскую» и бесконечные скандалы внутри революционной семьи. Насчёт Арманд можно долго гадать на кофейной гуще, однако из осмотра ленинской усадьбы совершенно ясно, что два последних слуха — глупость неимоверная. Если между супругами и не было бурной страсти, то уважение и любовь присутствовали безусловно.

Когда Ленин скончался, Надежда Константиновна остановила в доме все часы: до сих пор они показывают то же самое время, что и в день смерти Владимира Ильича.


Умер Ленин здесь, в Горках. Провожать его в последний путь вышло не менее пяти тысяч человек, в том числе, местные крестьяне, очень любившие «дедушку Ильича». Они были крайне опечалены кончиной Ленина — интеллигентного человека, «доброго барина», умевшего говорить с ними на простом и понятном языке. Тут же, в усадьбе, находится ванная, в которой были проведены первые приготовления к бальзамированию тела вождя.

Осмотрев экспозицию, мы направились в ленинский гараж. Признаться, его содержимое нас заинтересовало с самого начала: что может быть в гараже ХХ-го столетия? Наверное, какие-то дорогие машины того времени — штуки три-четыре, а то и все пять?

Но гараж оказался на редкость скромным. Лодка с парой вёсел, простые сани, механическое инвалидное кресло…

 

Машина там была только одна: знаменитый полугусеничный вездеход «Роллс-Ройс», на котором впоследствии увозили гроб с телом Владимира Ильича. Впрочем, машина хорошая и проверенная: неугомонный вождь мирового пролетариата постоянно испытывал её возможности.

Механическим же креслом Ленин воспользоваться так и не смог: помешал паралич. Зато оно очень пригодилось его младшему брату, военврачу Дмитрию Ильичу Ульянову. После ампутации обеих ног, отмороженных ещё в Гражданскую, он колесил на этом кресле по Горкам, оказывая помощь больным жителям.


На этом экскурсия завершилась. Пожалуй, следует ещё отметить, что именно в усадьбе хранятся такие узнаваемые вещи, как ленинское кресло (в нём было сделано множество фотографий вождя) и ленинская трость, с которой Владимир Ильич ежедневно гулял после частичного паралича. Эти мучительные прогулки он выполнял неукоснительно, чтобы постепенно восстановить пострадавшую ногу — силы воли больному было не занимать.

 

Необычайно интересны также и подарки Владимиру Ильичу, стекавшиеся в Горки от благодарных граждан страны Советов…

 

… И, конечно же, письмо Ленина Каменеву об образовании этой самой страны. Оно тоже хранится здесь, в «Горках», как и многие ленинские рукописи.

По окончанию экскурсии наш коллектив, как водится, обступил экскурсовода с вопросами. Прежде всего, прошлись по традиционным штампам:

— Как вы относитесь к информации о невероятном расточительстве Ленина? Болел ли Ильич сифилисом? Ненавидел ли он русский народ?

На первый вопрос Ольга Константиновна только усмехнулась:

— Посмотрите список продуктов, которыми питалась семья Ульяновых. Он есть в усадьбе. Лук, морковь, яйца… К слову, за всё это они платили из своего кармана. Ну и выбираемые Лениным комнаты сами за себя говорят.

Насчёт сифилиса ответ также был однозначным.

— В Московском Институте мозга много раз исследовался мозг Ленина — в том числе, крупными патологоанатомами. Никаких следов сифилиса нет и в помине. А скончаля Владимир Ильич от болезни сосудов, передающейся в их семействе по наследству.

Вопрос о народе отпал сам собой. Вряд ли огромная толпа русских крестьян добровольно пошла бы провожать гроб человека, который их люто ненавидел и истязал. Это было бы, по меньшей мере, нелогично.

Когда мы спросили Ольгу Константиновну, как она относится к антиленинскому флэшмобу «Нам нужно расстаться», экскурсовод выразилась без экивоков: глупые люди. И ведь не поспоришь. Не зная собственной истории, они называют В. И. Ленина сифилитиком, маньяком, исчадием ада, приводят обессмысленные цитаты из его трудов и даже не удосуживаются перепроверить информацию. Но недаром говорится: хочешь узнать человека получше — побывай у него в гостях. Если отбросить в сторону личное мнение и судить только по увиденному в усадьбе и услышанным на экскурсии фактам, то каким же предстанет хозяин лимонной постройки? Скромным. Трудолюбивым. Волевым. Судя по обширнейшей библиотеке — крайне образованным (кроме всего прочего, владел девятью языками).

Испытывающим к жене если не страсть, то, как минимум, уважение и глубочайшую симпатию. Любимым крестьянами за простоту в обращении и отменное чувство юмора. И — добрым. Не кривитесь, господа-антиленинцы, в ехидных ухмылочках. Именно добрым, потому что образ морального выродка, каким его рисуете вы, никак не увязать с историческими свидетельствами ленинского быта.

С работниками музея мы расстались очень хорошо: раздали им газеты «Московский фронт», а в ответ получили контакты научных сотрудников «Ленинских Горок», с которыми можно будет договориться об официальном интервью.

Кстати, сегодня, в день ленинского 147-летия, в музее творится форменный аншлаг: как сказали сами работники, «22-го трудимся с утра до ночи, посетителей целая толпа». Поэтому поблагодарим неравнодушных деятелей «Горок» за отличную экскурсию и пожелаем им побольше сил — на сегодня и на целый год!

Комментарии

  • Татьяна:

    Большое спасибо работникам музея! Хотелось бы там обязательно побывать. Были летом 2016 в Казани. посетили там музей-квартиру семьи Ульяновых. Тоже высказали сотрудникам большое спасибо за работу в деле сохранения нашей истинной исторической памяти.
    Будем сильно надеяться, что государство не забудет выделять деньги на сохранение наших исторических памятников и музеев, которые несут правду о нашем историческом прошлом.

  • В. Смирнов:

    А вы уверены, что то была «шинель». Не перепутали со Сталиным, случаем?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *