Где нет труда, там мир — пустыня!

Василий КУЧЕРЕНКО

У каждого человека при слове «хлеб» возникают свои особые чувства и образы. Один видит перед собой синеватую дымку пара над свеже проложенной бороздой, перед глазами другого, переливаясь, колышутся волны созревающей пшеницы, третьему чудится дивный аромат свежеиспеченного каравая.

И невольно в памяти рисуется образ песни: «Ты запомни, сынок, золотые слова: хлеб — всему голова, хлеб всему — голова...» В этих словах заключено всё самое сокровенное: и пашня, и нива, и каравай. И душа замирает вместе с песней, и рвется сердце из груди, и комок в горле от переполняющих тебя чувств.

Хлеборобы Сальского района по праву занимают ведущее место в Ростовской области. В донском каравае сальская часть самая весомая. Так было и в советские времена. Так и сейчас.

В советское время по всей стране летела слава сальских земледельцев, создавших истинное рукотворное чудо. Система водохранилищ на притоке Дона — Маныче, сеть оросительных систем, дубрава, сады и виноградники настолько преобразили край, что отступил даже самый страшный враг степного земледельца — пыльные бури. Государственные награды сверкали на алых знаменах многих колхозов и совхозов, украшали грудь сотен и тысяч сальских земледельцев. Только за выведение буденновской породы лошадей одиннадцати труженикам конезавода было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Но почему нынче нет радости в глазах крестьянина? Почему залегли на лице горькие складки? Почему всё чаще сжимаются его кулаки?

Прежде чем ответить на эти вопросы, я предлагаю вернуться на 80-90 лет назад и провести сравнение коммунистической организации труда с капиталистической.

Организация коллективных хозяйств на Сальской земле началась уже в первые годы Советской власти. Сальские степи стали местом рождения известных всей стране крупных очагов социалистического земледелия.

В 20—30-е гг. славилась своими достижениями коммуна им. Артюхиной. Коммуна имела свой рабфак. Окончившие его могли поступать в вузы и техникумы. Теперь это — отделение № 2 птицесовхоза «Маяк».

В 1921 г. был организован государственный конный завод им. Буденного. В 1935 г. завод награжден орденом Красной Звезды.

В 1936 г. в колхозы было объединено 96% крестьянских хозяйств. В 1940 г. на всю страну прославился своими высокими производственными показателями колхоз «Путь Ильича». На знамени колхоза засиял орден Ленина.

В 1928 году в 18 километрах от Сальска возник первый в Советской стране зерносовхоз «Гигант».

Начинался он с вагончиков на полевых станах и вырос в крупнейшее производство, на базе которого образовалось более 15 самостоятельных крупных хозяйств. Имел он более 46 тысяч гектаров сельхозугодий, мощный машинно-тракторный парк, собственное научное обеспечение. В совхозе было прекрасно развито животноводство, имелись великолепные сады и виноградники. Центральная усадьба превратилась в посёлок городского типа, развитой инфраструктуре которого завидовали многие районные центры: Дворец культуры, у истоков строительства которого стоял Максим Горький, сельскохозяйственный техникум, завод «Сальсксельмаш», больница, три средние школы, детские сады, один из лучших в области стадионов, на котором играла одна из лучших сельских футбольных команд России, — вот далеко не полный перечень достижений «Гиганта».

На протяжении многих лет хозяйство возглавлял Герой Социалистического Труда, депутат Верховного Совета РСФСР Дмитрий Дмитриевич Ангельев, которому совсем недавно исполнилось бы 90 лет.

Кладбище сельхозтехники - наши дни

Кладбище сельхозтехники — наши дни

Горько было бы легендарному директору видеть, что прахом пошло богатое наследие, что уничтожено животноводство, вырублены виноградники, выкорчеваны сады, что толстосумы и барышники за бесценок скупают политое потом хлебороба зерно. А нефтяные магнаты до небес взвинтили цены на солярку. Крестьян же обманули сладкоголосыми посулами, втянули в тяжелейшую борьбу за землю. Единственное, что осталось от славного времени, — это имя Ангельева, которое носит значительно потерявшее во всем хозяйство. В этом и суть капиталистической организации труда — выжимать максимальную прибыль с трудящихся, кормить обещаниями и строить планы на «светлое» будущее.

Здесь же, в Сальской степи, в начале 20-х родилось еще одно уникальнейшее хозяйство — коммуна «Сеятель», основанная переселенцами из штата Сиэтл, приехавшими в молодую Советскую республику, чтобы воплотить в жизнь вековую мечту крестьянина — свободный труд на свободной земле. Рассмотрим ее подробнее.

Коммуна «Сеятель», организованная в 1921 г. на землях, принадлежавших до революции помещикам-коннозаводчикам Пишванову и Данильченко, была заложена группой американских рабочих и мелких фермеров, приехавших в Россию в ответ на обращение В. И. Ленина к американским рабочим об оказании технической помощи молодой Советской республике.

В США было создано 30 рабочих групп, отъезжающих в Совесткую Россию. Одна из них в Сиэттле (штат Вашингтон) на собрании в 1921 году объявила себя коммуной «Сеятель» и приняла примерный устав, разработанный и утвержденный Наркомземом РСФСР. Кроме этой коммуны, на Дон прибыли из США еще три коммуны — «Койт», «Калифорния», «Сан-Франциско». В 1925 году сюда прибыла и артель «Красная Германия». Известны также образованные в Сальском районе коммуны «Новая идея», «Красное знамя», «Хлебороб», «Новый свет», «Молодой гигант» и другие. В октябре 1922 года 88 коммунаров одиннадцати национальностей поселились в палаточном городке в Сальской степи неподалеку от села Воронцово-Николаевское. Женщины и дети временно оставались на станции Целина.

В 1923 году коммунары засеяли 212 десятин озимых и 729 десятин яровых, а в 1924 году посевы заняли уже 1200 десятин. Были также посажены 3480 деревьев. В коммуне к этому времени работали уже 105 человек.

В 1930 году посевная площадь здесь составляла уже 3,5 тысячи гектаров. В «Сеятеле» был установлен мировой рекорд производительности одного трактора: он проработал 2501 часа в год или три месяца по 10 часов в сутки. В январе 1940 года на общем собрании было решено преобразовать коммуну в сельхозартель.

Как удавалось мирно уживаться вместе людям, приехaвшим сюда со всех сторон? Ведь были здесь и белорусы, и финны, и немцы, и американцы, и латыши, и эстонцы. «Объединяла всех работа, которая была организована превосходно!» — вспоминает Зинаида Васильевна Белковская, которая вместе с родителями прибыла сюда в 1932 году из Целинского района. Их, детей, сразу поместили в нечто подобие детского сада-интерната, который находился на другом конце поселка. И так замечательно воспитывали детей в этом заведении, что не хотели они ехать домой к родителям. Зинаида Васильевна показала фотографии тех лет, где одетые в одинаковые костюмчики запечатлены дети коммунаров.

Трудовой энтузиазм старших передавался и детям. Недаром подросших малышей вовлекали во все взрослые дела. Даже на вечерах в клубе танцевали вместе пары постарше, и подростки. Зинаида Васильевна вспоминает, как ночью они ходили на птицеферму «цыплят нянькать», чтобы взрослым помочь. А в 1941-м на проводы каждого уходившего на фронт собирался весь поселок.

Шли годы, менялись названия: колхоз им. Сталина, колхоз им. ХХII партсъезда, снова «Сеятель». Колхоз коммунистического труда, высокой культуры земледелия развивался и рос. Не перечисляя всех его достижений, следует отметить одно — вступить в него было непросто. Бывало, общее собрание с повесткой дня «О приеме в колхоз» продолжалось в течение нескольких вечеров, каждая кандидатура пропускалась через строжайшую систему отбора. Своего председателя — Героя Социалистического Труда Михаила Ивановича Мамонова, человека неиссякаемого оптимизма, целеустремленности, истинного лидера, колхозники просто боготворили.

Но, возвращаясь в реальность, можно задаться вопросом: что же принес капитализм?

Черное лихолетье разрушительным вихрем пронеслось и над «Сеятелем».

Один за другим «эффективные собственники», с калейдоскопической быстротой сменяя друг друга, рвали на части передовое хозяйство.

И если гигантовцам удалось сохранить хоть остатки былого, то «Сеятель» разрушен полностью и окончательно.

К сожалению, на этих горьких примерах можно убедиться, что в свое время крестьяне не смогли вовремя распознать всю пагубность реформ сельского хозяйства, не смогли противостоять колоссальной опасности, несущей необратимые последствия.

Теперь жители ряда сельских поселений Сальского и соседнего Пролетарского районов задаются такими вопросами: почему государство бросило крестьянина? Почему власти не предпринимают мер против иностранной продовольственной интервенции? Когда правительство повернется лицом к селу? Когда по справедливости решится земельный передел?

Хотя до сих пор сам поселок чист и зелен, как, наверно, в те года, когда субботники по наведению чистоты здесь проводились каждую неделю. На здании конторы хозяйства вместе с новой сохраняется и старая доска, гласящая о том, что здесь располагается «администрация Коммунарского сельского совета народных депутатов Сальского района Ростовской области». А у школы N 84, где учится местная детвора, огромные красивые клумбы с фигурами пионеров. Но то не набившие оскомину, штампованные гипсовые «мальчик с барабаном» и «девочка со знаменем». Сама белая скульптурная группа необыкновенно романтична и как нельзя лучше гармонирует с зеленым свежевыбеленным школьным зданием.

Да и лозунги, которые до сих пор украшают главную площадь поселка Сеятель, вовсе не капиталистического, а явно коммунарского толка: «Где нет труда — там не цветут сады! Где нет труда, там мир — пустыня!» Так могли говорить лишь романтики мировой революции, готовые не только стоять на баррикадах, но и в выжженной степи своими руками сотворить кусочек рая на земле, отблеск зарниц которого до сих пор можно видеть в глазах их потомков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>