26 марта — день выборов в Парижской Коммуне

Анастасия Комарова

За почти полтора века о Парижской Коммуне написано и сказано немало — ее исследовали в своих работах и Карл Маркс, и русские революционные идеологи Лавров и Бакунин, и еще многие и многие другие. Создано множество произведений искусства, рассказано много легенд и мифов. Казалось бы — что значат в масштабах истории человечества какие-то 72 дня… 4Жизненный путь первого в мире Совета как органа самоуправления рабочего класса был коротким, территория, на которую распространялась его власть, — небольшой. И все-таки, значение Коммуны для последующего развития революционной борьбы переоценить трудно, равно как нельзя переоценить и героизм и упорство защитников первого  Совета.

Итак, 18  марта 1871 года Париж оказался в руках повстанцев. Выборы в Совет Коммуны Парижа состоялись 26 марта. Порядок был следующий: 1 представитель от 20 тысяч населения. Всего было выбрано 90 человек, в том числе 18 буржуазных либералов и радикалов, которые вышли из Коммуны в первые же дни. Осталось 68 человек. Социальный состав, по одному из французских источников, был следующим: 12 журналистов. 2 художника, 1 архитектор, 1 инженер, 3 адвоката, 3 врача, 1 фармацевт, 1 ветеринар; 25 рабочих различных специальностей, 12 ремесленников, 4 служащих, 4 торговца. Советские исследователи дают такие цифры: 32 представителя интеллигенции, лиц свободных профессий и военных (журналисты, адвокаты, врачи, офицеры и пр.), 25 рабочих. 8 служащих, 1 ремесленник, 2 мелких предпринимателя. Точную принадлежность членов Совета Коммуна к идейным течениям определить довольно трудно. Французский источник дает такие цифры: 14 активистов Интернационала, 9 активистов бланкистских групп, около 20 якобинцев и 25-30 «независимых революционеров». Советские исследователи — такие: 19 якобинцев, 18 бланкистов, 13 прудонистов, 10 коллективистов-федералистов («левых прудонистов»), 3 — близки к Бакунину, 2 — близки к Марксу. Впоследствии в Совет 16 апреля проводились довыборы.

Первое заседание Совета состоялось 28 марта 1871 г. под председательством Белэ (друга Прудона). На следующий день новый муниципалитет был официально переименован в «Парижскую Коммуну».

Смена названия не была чистой формальностью. Коммуна действительно сломала старую государственную структуру, заменив ее коммунальным управлением. Рядом декретов и постановлений она объявила недействительными решения версальского правительства, то есть, по существу, объявила о независимости Парижа. В программе Коммуны Париж обосновывал свое право организовывать жизнь по-своему, предложив остальным регионам страны вступить в новые, равноправные, федеративные отношения (в будущем допускалось создание администрации из представителей коммун, которая будет заниматься только общенациональными делами). Была упразднена регулярная армия и прежняя полиция. Единственной вооруженной силой в городе признавалась народное ополчение — Национальная Гвардия. Был установлен максимальный размер жалования работникам коммунальных служб — 6 тыс. франков в год, что не превышало размеров средней зарплаты. Административные обязанности были разделены между членами самой Коммуны, которые возглавили 11 тематических и отраслевых комиссий: исполнительную, военную, продовольствия, финансов, юстиции, общественной безопасности, труда, промышленности и обмена, общественных служб, внешних сношений, просвещения. Во главе окружных мэрий были поставлены члены Коммуны, избранные от соответствующих округов. Выборность, сменяемость и ответственность всех должностных лиц были принципами работы Коммуны.

3Пройдет еще около тридцати лет — и по образцу Парижской Коммуны будут формироваться Советы первой русской революции 1905 года. Потом пройдет еще немного — и Советы станут формой управления первого в мире государства рабочих и крестьян. Даже не вдаваясь в детальные исследования, можно разглядеть преемственность  этих орудий диктатуры пролетариата на пути к бесклассовому обществу.

Когда думаешь обо всех этих событиях, сегодняшняя реальность начинает казаться чем-то нелепым, каким-то издевательством, фарсом: референдум за «российский Крым», зона «антитеррористической операции» в Донбассе, антисоциальные реформы в медицине и образовании, прикрываемые ложным патриотизмом со стороны властей. Национальная гвардия, кстати, тоже существует, но с парижским ополчением у нее общее только название, а суть — прямо противоположная.

Поэтому — нет «переворотам» и «референдумам» по сценарию олигархов и империалистов! Только за социалистической революцией, за созданием новых Советов трудящихся и может начаться новый этап построения свободного общества. Только таким образом завершится паранормальная и жестокая  реальность нынешнего дня — либо она не закончится никогда.