Задачи коммунистической пропаганды

От редакции:

Ранее на нашей публичной странице в ВК вы могли познакомится с замечательным музыкальным коллективом «УТРО В ТЕБЕ». А сегодня мы предлагаем вашему вниманию статью участников этой группы на очень важную для всего коммунистического движения тему, а именно вопросы пропаганды.

Мы размещаем данный материал в разделе «Дискуссия» нашего сайта, так как в нем есть несколько спорных моментов.

Филоненко П.А., Ерофеев М.Ю.

Двадцать семь лет развития капитализма в постсоветской России показали, что иллюзий по поводу буржуазной демократии быть не должно. Ни хаос девяностых, ни относительная стабильность нулевых, ни современные экономические и политические трудности не могут сами по себе поколебать основ буржуазного строя. Частная собственность так и останется частной собственностью, а капиталисты и дальше будут эксплуатировать трудящихся. Капитализм доказал свою силу, когда расстреливал Верховный Совет в девяносто третьем и проливал кровь своих солдат в Чечне в девяносто пятом. Капиталисты будут держаться у власти любой ценой, никакие моральные, этические и, тем более, юридические нормы их не остановят.

Не следует возлагать большие надежды на происходящую сейчас т.н. «ресоветизацию» общества, оформившуюся в начале десятых годов. Несмотря на то, что она носит, несомненно, благой характер («свобода лучше несвободы наличием свободы»), то есть способствует общественной симпатии ко всему советскому, у нее есть ряд существенных недостатков. Во-первых, как и всякий стихийный процесс, «ресоветизация» носит низовой, экономический характер, то есть связана преимущественно с запросом на удовлетворение телесных потребностей и неспособна ставить политические задачи на повестку дня перед гражданским (буржуазным) обществом. Можно назвать ее каргосоветизацией. «Советское» качество продуктов питания, предметов быта, фетишизация советской эстетики (в том числе и в сексуальном смысле) и советских     взаимоотношений         есть   следствие   естественных          причин разочарования в капитализме и рыночной экономике.

Не следует также думать, что «ресоветизация» сама по себе является достаточным условием для возвращения советского строя. Переход к социализму может быть осуществлен только с помощью диктатуры пролетариата, а диктатура пролетариата никогда не сможет обеспечить достаточный уровень потребления в условиях гражданской войны и возможной интервенции. Это делает несовместимой «ресоветизацию» и восстановление советской власти.

Духовным аспектом «ресоветизации» является великодержавный шовинизм, патриотизм, который носит почвенно-советский характер. Музыка советского сталинского гимна сочетается со словами о боге. Из победы в Великой Отечественной войне над фашистской Германией изымается победа над фашизмом и остается только торжество русского оружия над немцами. По улицам в день победы ходит «бессмертный полк», создаются такие фильмы, как «Двадцать восемь панфиловцев». За какую идею воюют добровольцы на Донбассе? Когда будет поставлена задача возвращения «русских» территорий – от Бессарабии до Аляски, тех, где проливали кровь русские солдаты? Понятно, что такой патриотизм может завершиться только лозунгами «Россия выше всех», апелляцией к уникальности русской души, русского пути и к русскому мессианству.

Во-вторых, «ресоветизация» является необходимым условием для удержания власти капиталистами. Самыми активными организациями, фактически осуществляющими возвращение элементов советского образа жизни, является «Единая Россия», «Общероссийский народный фронт» и зависимые от государства профсоюзные организации: именно они организуют первомайские демонстрации, «вахты памяти» 22 июня и т.д. Это не значит, что перед ними ставится задача по возвращению элементов советского строя. Капитализм построен на ненависти к Советскому Союзу, но его антисоветизм не      является     жизнеспособным.         Чубайс        говорил,     что каждый  приватизированный завод является гвоздем в гроб коммунизма, но каждый разрушенный в результате приватизации завод – это и гвоздь в гроб капитализма. «Младореформаторы» во главе с Ельциным решили задачу захвата власти любой ценой, путем разрушения половины экономики и уничтожения     огромного количества          населения   при    помощи      чисто экономических средств («не вписались в рынок»). Сейчас задача капиталистов – удержать власть, обеспечить существование России в качестве геополитического и экономического центра, империалистической метрополии, снизить влияние Запада на принятие решений. Задача удержания власти связана с приведением в минимально работоспособное состояние экономики страны, а, следовательно, переход от разгульного антисоветизма любой ценой – к мягкому антисоветизму, не затрагивающему экономическую и смежные сферы. День «согласия и примирения», орлы на танках Т-34, задрапированный 9 мая Мавзолей, доска Маннергейму и памятники Колчаку – это и есть мягкий антисоветизм, «совместимый» с работой экономики, своего рода «компромисс» между капиталистами и трудящимися, максимальное достижение карго-советизации.

Однако есть и другое препятствие, стоящее на пути движения к коммунизму – это общество потребления, которое создавалось в западном обществе в 60-х годах XX века как альтернатива советскому обществу.  Берущее начало в идеях фабианцев, общество потребления является законченной философско-экономической антикоммунистической конструкцией, имеющей внутреннюю устойчивость. При его создании буржуазные философы и аналитики критически переосмысляли марксизм-ленинизм таким образом, чтобы не допустить возможность коммунистической революции.

Уже Ленин в работе «Что делать» отмечал, что рабочий класс Англии и других передовых стран Европы ведет исключительно экономическую борьбу за сокращение рабочего дня, повышение заработной платы и т.д.

Впоследствии, в работе «Империализм как высшая стадия капитализма», Ленин отмечает, что это связано с империалистической политикой, которую ведет буржуазия, то есть главный конфликт между трудом и капиталом, между угнетенными и угнетателями, между пролетариатом и буржуазией заменяется конфликтами между метрополиями, которые в итоге привели к мировой войне. Беспощадная эксплуатация колоний позволила английской буржуазии осуществить подкуп пролетариата, направить общественную энергию на преодоление внешних противоречий, заменить классовый конфликт – национальным.

Впоследствии Троцкий в работе «Терроризм и коммунизм» отмечал, что для совершения революции необходимо, чтобы общество находилось в состоянии неустойчивого равновесия, при этом достаточно небольшого толчка, чтобы склонить его влево или вправо. Мы видели на примере Украины, как целая страна начинает вести фашистскую политику после известных событий на Майдане (включающих в себя, в том числе, стрельбу снайперов по безоружной толпе и соответствующей реакцией СМИ и социальных сетей). При этом Троцкий пишет, что революционные призывы бесполезны, если общество находится в ситуации относительного благополучия.

Идея о том, что в любом обществе существуют противоречия, которые можно использовать для раскачки ситуации и совершения государственных переворотов, первоначально выдвинутая Че Геварой, получила свое развитие в работах Дж. Шарпа и подтвердилась на практике в ходе череды т.н. «цветных революций», которые осуществлялись националистами и ЦРУ в республиках Советского Союза (события в Литве в январе 1991 года, гражданская война в Таджикистане, «оранжевая революция» на Украине, «революция роз» в Грузии), а также в ходе т.н. «арабской весны» на Ближнем востоке, более ранних «банановых» революций и др. Но эти же противоречия использовались и для того, чтобы направить общественную энергию в сторону от классовой борьбы, той борьбы, в которой капитализм должен проиграть.

Кожев в своих лекциях по гегелевской философии отмечает, что общественное развитие может двигаться только путем противоречий и, вслед за Гегелем, ставит высшей формой человеческого существования – рабочего, взявшего в руки оружие, или работающего воина. «Граждане, к оружию!» — именно такого человека он призывал взять за основу западной демократии, противопоставить его пролетарию. Кожев подменял диалектическое историческое движение вечным круговоротом борьбы между рабами и господами, отрицал диалектическое развитие в природе и переносил его в исключительно область человеческого мышления. Диалектические взгляды Кожева получили дальнейшее развитие в работе Поппера «Открытое общество и его враги», в которой декларировалось, что общество может быть устойчивым только в ситуации, когда у него есть враг. Поппер ставил таким врагом коммунистов.

Но невозможно заставить поверить человека в то, чего не существует. Ему требуются доказательства (которые можно сфабриковать), что он живет не так уж и плохо, что его права защищают, что он обладает свободой передвижения, совести и т.д. Идея Поппера состояла в том, что ощущение справедливости для человека важнее самой справедливости, то есть для продления существования капитализма (да и любого человеческого сообщества) необходимо обеспечить видимость соблюдения прав человека, удовлетворения его творческих стремлений, победы над врагами и пр. – то есть создать такой общественный строй, который позже Ги Дебор назвал «обществом спектакля», а Бодрийяр – «обществом потребления». При этом общественном строе классовая борьба является одним из видов конфликтов, делящим общество наряду с другими. Как показывает история, Советский Союз проиграл в противостоянии с Западом, а коммунизм оказался идейно разгромлен, в частности, из-за того, что мировая революция казалась такой близкой, а устойчивость «загнивающего Запада» была сильно преуменьшена. В конце концов, гниение Римской империи продолжалось почти четыре столетия, прежде чем Рим пал.

Коммунизм не возникает из ничего, он берет за основу предыдущий общественный строй. На стадии загнивания лучшее, что может предложить империализм – это общество потребления. Чтобы с ним бороться, мы должны дать точное марксистско-ленинское определение общества потребления, что возможно на основе работ Сталина. В работе «Экономические проблемы социализма в СССР» Сталин предостерегает от волюнтаристского отношения к экономическим законам, призывает к учету их воздействия при дальнейшем строительстве социализма. Сталин сравнивает диалектическое движение исторического процесса с течением реки, которая периодически разливается. Руководствуясь законами, по которым течет река, человек может построить плотину, которая нивелирует разрушительное течение реки и позволит снизить вред от разливов. Мы, вслед за Сталиным, также должны учитывать действие экономических законов исторического развития при планировании дальнейшего движения к коммунизму (с учетом ошибок, приведших к развалу СССР).

Не признавая правоту марксистов об существовании экономических и исторических законов, идея Поппера состояла в том, чтобы создать такое общество,          в        котором      невозможно осуществить коммунистическую революцию, фактически используя эти самые экономические законы. Такое общество, общество потребления, сочетает в себе черты капитализма (максимизация прибыли, эксплуатация колоний и пр.), так и черты социализма (удовлетворения потребностей трудящихся). Точное научное определение экономического закона общества потребления звучит так: обеспечение постоянно растущих материальных и культурных потребностей общества «развитых» стран путем развития и совершенствования капиталистического производства на базе высшей техники, таким образом, чтобы сохранять максимизацию прибыли путем эксплуатации и закабаления «отсталых» стран, войн и милитаризации народного хозяйства. Это определение по своей внутренней сути противоречиво. Например, удовлетворение потребностей при социализме должно расти. Но рост потребностей может обеспечен либо за счет снижения прибыли, либо за счет увеличения производительности труда при сохранении заработной платы (увеличения прибавочной стоимости). Поэтому, например, с 70-х годов XX века зарплата трудящихся в США с учетом инфляции практически не растет, несмотря на то, что производительность труда за 40 лет выросла в среднем приблизительно в 2 раза. Если речь идет о максимизации прибыли, то на удовлетворение потребностей трудящихся, на подкуп рабочих и служащих должно быть потрачено как можно меньшая доля прибыли. Поэтому сегодня происходит «виртуализация» потребностей на основе новейшей техники, сокращение издержек на их удовлетворение (например, потребность в справедливости может быть удовлетворена путем игры в компьютерную игру, а потребность в сексе – путем просмотра порнографии). Понятно, что такое удовлетворение потребностей не может быть полным и приводит к значительным психологическим и социальным проблемам, разрывает и атомизирует общество, фактически препятствуя воплощению на практике идей коммунизма.

Сегодня общество потребления построено и в России. «Стабильность» нулевых обеспечена перераспределением части доходов бюджета в пользу граждан, при этом уровень социальной поддержки удерживает общество на границе бедности. Массовый голод, как это было в середине девяностых, отсутствует. Новенькие телефоны обеспечивают непрерывную поставку рекламы в головы граждан, создают и удовлетворяют потребности во всем, чего можно только представить, что приводит к деформации психики, суицидальным настроениям подростков и т.д. Кредиты позволяют жить на широкую ногу, но приковывают к рабочему месту (например, по данным исследования ВШЭ[1], в октябре 2016 года продолжительность средней рабочей недели составила 45,2 часа, при этом переработки оплачиваются только для трети работающих более 40 часов в неделю). Рейтинг Путина зашкаливает за 80 процентов.

         Такое          благоденствие     не      бесконечно. Обязательным условием существования общества потребления является эксплуатация зависимых стран и милитаризация экономики. Как только из сферы экономического влияния России выпадет большая часть СНГ (как выпали Латвия, Литва, Эстония, частично – Украина и Грузия), как только Россия перестанет привлекать дешевую рабочую силу из республик Средней Азии, как только перестанут создаваться новые ракетные, авиационные и космические комплексы или начнется масштабный региональный военный конфликт на территории России или СНГ с участием сухопутных войск – о благоденствии можно будет забыть. Чем беднее будет население, чем холоднее вода в трубах центрального отопления, тем сильнее будет патриотическая и религиозная истерия, которая может закончится установлением фашистской олигархической диктатуры или распадом государства.

Третьим препятствием, стоящим на пути к коммунизму, является отсутствие сколько-нибудь значимого международного коммунистического движения, в отличие от фактически существующего международного союза капиталистов в лице транснациональных корпораций и международных финансовых организаций. Капиталисты осуществили монополизацию

мировой экономики, сократили количество ее владельцев до нескольких семей в мировом масштабе. Всякого рода инициативы по развитию «малого бизнеса» ничего не меняют по сути. Малый бизнес (мелкая буржуазия) не может составить конкуренцию международному капиталу (например, практически все    продуктовые        магазины   и       рынки         в        России        были вытеснены международными торговыми сетями). Вследствие увеличения специализации работников, размеры самообеспечивающей экономики выросли настолько, что Россия в одиночку никогда не сможет решить задачу «импортозамещения», замены иностранных продуктов, товаров и сырья отечественными. Даже Советский Союз не мог решить эту задачу без стран Восточной Европы, входивших в мировую социалистическую систему. Если не выдвигать лозунги о всемирной коммунистической революции, если последовательно не проводить их в жизнь, то рано или поздно, будет необходимо войти в союз с российскими капиталистами для борьбы с международным капиталом, приблизительно так, как это сделал Китай.

Но самое главное, что ограничивает движение России к коммунизму – это отсутствие пролетариата как класса. Энгельс дает определение классического пролетария как наемного рабочего, у которого отсутствует собственность на средства производства, при этом всячески подчеркивая, что речь идет о классическом пролетариате, то есть том, который зародился в недрах феодального общества. Современный российский пролетариат появился в результате развала советского общества, в котором декларировалось отсутствие классов. Несмотря на то, что и Ленин, и Сталин предупреждали о том, что по мере приближения к социализму классовая борьба будет обостряться, что буржуазия никогда не отдаст власть добровольно и будет совершать всяческие попытки вернуть власть, в Третьей программе КПСС произошел отказ от классовой борьбы в пользу общенародного государства, ненасильственный переход к коммунизму, номинальная ликвидация классов. Однако в действительности случилась перестройка, развал Советского Союза и реставрацию капитализма. В тот момент, когда капиталисты взяли в частную собственность средства производства, созданные потом и кровью всех советских трудящихся, заново родился российский пролетариат. Снова начались эксплуатация трудящихся, звериный оскал капитализма, отчуждение человека от своей сущности. Но этот пролетарий не является классическим пролетарием, он несет родовую травму современного российского классового общества. Травма эта заключается в том, что и пролетариат, и буржуазия были созданы всего за несколько лет (с 1988 по 1993 года) в результате криминализации общественных отношений. Буржуазия ворует, чтобы жировать, а пролетариат – чтобы выжить. Если каким-то фантастическим образом осуществится диктатура пролетариата сейчас, то все, что мы получим – повторение 90-х годов и тотальная криминализация всего и вся, использование полученной пролетарским меньшинством абсолютной власти для решения личных вопросов.

Надо сказать, что проблема эта стояла и перед Лениным, когда он боролся с партийной и государственной бюрократией. Однако сегодня степень криминализации общественного сознания имеет качественно другой уровень, а в массовом сознании отсутствует понимание жизненной необходимости построения коммунизма, исторической задачи пролетариата и связанных с этим ограничений.

Отсутствие пролетариата как класса не означает его физического отсутствия. Прибавочная стоимость так же присваивается капиталистами, так же отсутствует собственность на средства производства. Но отсутствие классового сознания и партии пролетариата, как носителя классового сознания, не позволяет ставить задачи перехода к коммунизму, совершения всемирной коммунистической революции.

Все вышеперечисленное является причиной слабости левого движения в России, и, одновременно, позволяет ответить на вопрос, почему митинги с актуальной остросоциальной направленностью собирают не коммунисты, а либералы, почему очередной Навальный аккумулирует общественное недовольство, выступает в роли «левой» оппозиции, фактически являясь правым политиком национально-либеральных взглядов.

Основной задачей коммунистической пропаганды на текущий момент является пробуждение классового сознания. Необходимым условием для осуществления пропаганды является ее субъект – то есть та организация, в интересах которой и осуществляется пропаганда. Та партия, которая не ставит задачу построения коммунизма, не может вести коммунистическую пропаганду.

Объектом коммунистической пропаганды является рабочий класс, то есть пролетариат. В условиях научно-технической революции, то есть существенного возрастания науки, как производительной силы, часть работников умственного труда также относится к рабочему классу, постольку, поскольку они занимаются производством продуктов потребления, используя в своей работе научные методы и наукоемкие технологии.

Методы и средства коммунистической пропаганды могут быть самыми различными, то есть форма пропаганды сильно зависит от ее содержания. Мы можем сформулировать основные черты современной коммунистической пропаганды:

  • государственные заводы и оборонно-промышленный комплекс должны составить ядро рабочего движения, как наиболее передовая часть рабочих, работающая с наиболее наукоемкой техникой, соответственно, эти люди являются главным объектом коммунистической пропаганды;
  • не следует ограничивать пропаганду только непосредственно рабочими, стоящими у станка. И интеллигенция, и студенты могут оказать значительную помощь рабочему движению, при этом, например, производство программных продуктов является наукоемким производством (научно-техническая революция значительно изменила облик пролетариата);
  • всеобщая атомизация привела к тому, что для различных социальных групп, различных субкультур необходимо проводить «свою», контекстную пропаганду. В ситуации общественного регресса, неизбежного при империализме, в соответствии с известным законом соотношения формы и содержания, контекстная пропаганда может лишь усиливать регресс, способствовать отвращению от коммунистической идеи в том случае, если форма не соответствует или противоположна содержанию. Тем не менее, данный способ пропаганды представляется весьма перспективным, так как контраст между формой и содержанием есть один из приемов художественного (музыкального, литературного и др.) творчества, и именно в области художественного творчества контекстная пропаганда наиболее эффективна (при этом условный Голливуд является крайне эффективным инструментом пропаганды на длительном отрезке времени);
  • ресоветизация является необходимым, но недостаточным условием для построения коммунизма. Тезис об отмирании государства по мере построения коммунизма сохраняет свою силу, при этом построение нового социалистического государства возможно не ранее, чем созреют условия для осуществления диктатуры пролетариата;
  • необходимо избегать риторики великодержавного шовинизма и всячески подчеркивать необходимость поддержки международного рабочего движения и международных задач коммунизма, однако при этом ленинский тезис о праве народов на самоопределение продолжает действовать;
  • отдельная, избирательная пропаганда достижений СССР играет на руку национальной буржуазии, что можно использовать как во вред коммунистическому движению, так и на пользу, в каждом конкретном случае необходимо разбирать отдельно. То есть, патриотическую риторику можно использовать, например, при проведении легальной агитации среди рабочих государственных заводов;
  • критика общества потребления необходима, но недостаточна. Все способы критики общества потребления хороши, в том числе и буржуазные. При этом следует понимать, что реальный выход из общества потребления приводит к маргинализации тех, кто поддается этим призывам. Здесь необходимо особо подчеркнуть роль коммун как способа существования при капитализме;
  • основной чертой общества потребления является ее замена классового конфликта иным конфликтом (национальным, идеологическим, политическим, на сексуальной почве и т.д.). В каждом конкретном случае необходимо разбирать, каким образом производится эта замена и выявлять истинные классовые причины, приведшие к конфликту;
  • не все революции таковыми являются. «Оранжевая революция» в действительности является государственным переворотом, когда одна группировка сменила другую с использованием т.н. «ненасильственных» методов борьбы. Способы и случаи использования подобных методов должны становиться достоянием общественности, а в случае обострения политической ситуации (как это было на Болотной) это необходимо делать немедленно с использованием социальных сетей и информационных агентств (информация с которых автоматически попадает в ленту новостных агрегаторов и практически мгновенно становится достоянием общественности);
  • необходимо всячески подчеркивать, что общество потребления может удовлетворять потребности трудящихся только экономических центров страны, деревня и небольшие города обречены на прозябание. «Стабильность» будет обеспечена только путем разжигания межнациональной розни, пропаганды националистических и откровенно фашистских идей, при этом для них всегда будет почва, будут существовать «объективные» причины: «цветные» гетто на окраинах больших городов, этническая преступность и пр.
  • краткий период расцвета великодержавного шовинизма, связанный с присоединением Крыма, обязательно сменится тяжелой эксплуатацией в интересах олигархического правящего класса, который будет учить любить Родину и призывать за нее умирать. При этом роль православной церкви и других религиозных организаций при проведении буржуазной пропаганды будет все время усиливаться. Мы должны воспользоваться горьким опытом Украины, чтобы понять, каким образом будет осуществляться олигархическая, фашистская диктатура, насколько эта опасность реальна и насколько пластично общественное сознание, подвергающееся тотальной фашистской пропаганде;
  • для того, чтобы апеллировать к международному коммунистическому движению, необходимо, чтобы это движение существовало. Наиболее передовой страной в деле построения коммунизма сегодня является Китай, с которым необходимо проводить совместные шаги (с учетом китайской специфики) по возобновлению деятельности Интернационала.

Более детальное рассмотрение актуальных политических вопросов в процессе их решения позволит сформулировать и более детальные черты коммунистической пропаганды.

 

 

[1] Тихонова Н.Е., Каравай А.В. Влияние экономического кризиса 2014—2016 годов на занятость россиян // Мониторинг общественного мнения: Экономические и социальные перемены. 2017. № 2. С. 1—17.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *