Есть ли у капитализма шансы умереть? В Санкт-Петербурге обсудили теоретические взгляды Иммануила Валлерстайна

СОЛОВЬЕВ Антон

От редакции:

Повышенный интерес со стороны современной (буржуазной) научной мысли к левым и коммунистическим теоретикам неизменно вызывает встречную заинтересованность со стороны марксистов. Мы публикуем отчёт сторонника РКСМ(б) экономиста Антона Соловьёва о недавно прошедшем на базе Европейского Университета в Санкт-Петербурге научном семинаре «Есть ли у капитализма шансы выжить?» В статье автор критически проходится по взглядам сторонников известного социолога и философа Имманнуила Валлерстайна, чьи теоретические позиции были озвучены на мероприятии.

20 января 2014 года в Центре исследований модернизации при Европейском Университете в Санкт-Петербурге прошел семинар с интригующим названием: «Есть ли у капитализма шансы выжить?» Неужели, подумал я, кто-то с позиций мейнстримовой экономической теории стал задаваться этим вопросом и у меня появилась возможность, что называется, найти человека. Но все оказалось гораздо прозаичней: речь пошла об Иммануиле Валлерстайне и его мир-системном подходе, а заголовок послужил лишь приманкой, как это часто бывает.

Тем не менее, такая постановка вопроса в среде мейнстримовых экономистов и политологов подтвердила мои догадки: они испытывают интерес к левой социальной мысли и иногда к ней обращаются.

В представлении Александра Яковлева, докладчика, мир-системный анализ не выделяет какую бы то ни было предметную область, а рассматривает мировую систему в целом. Иной ракурс позволяет видеть то, что выпадает из поля зрения отдельных социальных дисциплин. Ряд постулатов этого подхода — автономность системы, ее временные и пространственные границы и процессы — с одной стороны, основываются на работах предшественников Валлерстайна, с другой, доказываются в его работах на фактическом материале. Система иерархична, имеет центр, периферию и полупериферию, а ее существование поддерживается за счет неравенства и эксплуатации. Казалось бы, что нового? Выступающий так ответил на этот вопрос: рассмотрение на основе этих принципов мир-системы со времени зарождения капитализма до наших дней в ее историческом развитии.

Мир-системный подход, вторя Марксу, делает акцент на капитализме, но и ему предшествующая история не остается без внимания. За основу ее периодизации взят способ не производства, а перераспределения и взят он целиком у Карла Поланьи. Капиталистическая мир-система — система производственных цепочек или система мирового разделения труда, в которой между иерархически структурированными центром, периферией и полупериферией налажен неравный обмен и осуществляется перераспределение от периферии к центру. Обязательно должен присутствовать гегемон, лидер во всех отношениях, начиная с лидерства в накоплении капитала. Исторически это — Венеция, Голландия, Англия, Америка. Гегемон продляет существование капитализма и сегодня на его роль претендуют Индия и Китай. Роль полупериферии — демпфирующая1 и в этом, по утверждению докладчика, одно из оригинальных положений Валлерстайна, по аналогии с демпфирующей ролью так называемого среднего класса в рамках страны. К слову, уже не только описанной, но и смоделированной математически в работах известных экономистов Аджемоглу и Робинсона.

Процесс зарождения капитализма у Валлерстайна не обозначен, не ясно, почему при вроде бы равных предпосылках капитализм возник в Европе и не возник в Азии. Поэтому не знаем, как и когда ему придет конец. Лишь утверждаем, что будет точка бифуркации и никаких социальных взрывов и классовой борьбы. Не далее как в 2025 — 2050 годах. Нечто новое на смену, само собой. Взамен — свободное общество, демократическое и эгалитарное, что интересно — идеологически капиталистическое. Зеленые, феминистки и островки саморганизации, прообразы которых уже присутствуют и грозят распространиться на всю экономику. Очень удобная теория в отличие от марксизма, ни к чему не призывающая и ограничивающаяся так называемой рациональной утопистикой: достаточно говорить о будущем и нести новые знания. В этом, вероятно, секрет ее популярности, по справедливому замечанию одного из участников семинара.

В процессе обсуждения выяснилось, что у Валлерстайна нет определения эксплуатации, к тому же она имеет внеэкономическую природу. Определяема через поляризацию и перераспределение, неравный обмен. Отношения найма переносятся на уровень центра и периферии, утрачивая при этом эксплуатацию экономическую. Видимо, поэтому Валлерстайн заостряет внимание на перераспределении, а не на производстве. Возможно, это не следует расценивать как шаг назад по сравнению с Марксом — просто акценты смещены.

Сохраняется ли экплуатация сегодня? Кажется, этот вопрос не давал покоя участникам семинара на протяжении всего обсуждения. Ведь по утверждению одного из них, эксплуатация — ключевой термин в понимании того, погибнет капитализм или нет. Докладчик, говоря с позиций Валлерстайна, отвечал на это, что с экплуатацией должно быть покончено как с несправедливостью. Но такие заявления — всего лишь благие пожелания. Они резко контрастируют с Марксом. И марксистская теория, как это в некоторых местах своих работ пытается представить Шумпетер, а вслед за ним и либеральные экономисты, не выводит историческую ограниченность капитализма из несправедливости эксплуатации. Поэтому доказывая, что эксплуатации не существует, противники Маркса не приказывают долго жить капитализму.

Да, борьба за перераспределение общественного продукта — необходимое условие перехода к какому-либо обществу после капиталистического, но отнюдь не достаточное. Она позволила перейти к демократиям, пусть и буржуазным, по всему миру и на этот счет есть концепция, в рамках теории экономического роста и теории игр, экономистов Акемоглу и Робинсона. В свете их учения рабочим бывает выгодно бороться, дабы институционально перестроить общество и ввести институты перерасределения.

Но даже если либеральные экономисты и затрагивают конфликт производительных сил и производственных отношений, то делают упор на субъективной роли рабочих. Но это — прерогатива рабочих и рабочих активистов. Экономистам же, руководствующимся мейнстримовой экономической наукой, следует не упускать из виду того, что экономические агенты с позиций этой науки, будь то рабочие или фирмы, лишь преследователи собственного интереса в тех или иных обстоятельствах и имеют полное право действовать рационально, как и все остальные homo economicus.

Обстоятельства таковы: по мере развития рынка и капитализма происходит объединение конкурирующих фирм в одну из производственных цепочек, представленных рядом различных фирм, в производственное звено в рамках одной фирмы. С точки зрения новой институциональной экономической теории эти условия возникают как ответ на неудовлетворительное функционирование рынка и механизма цен. Затраты на получение необходимой информации, координацию деятельности и принуждения к исполнению взаимных обязательств становятся настолько высоки, что ряд разрозненных производителей интегрируется в одного. В этих условиях между рабочими и капиталистами развивается конфликт, в основе которого лежит не только дележ пирога, но и противоречие между производительными силами и производственными отношениями. В трактовке ведущего специалиста по институциональной экономике Дугласа Норта это конфликт между уровнем технологического развития и институциональным устройством общества. Рабочим издержки, связанные с отношениями найма и специфической для капитализма структурой прав собственности, становятся непомерно высоки. Они, как рациональные субъекты, видят возможность снижения этих издержек путем организации производства на иных началах или на основе иной институциональной организации общества, которая соответствовала бы уровню развития производительных сил. Этому способствует и снижающаяся норма прибыли: капиталисты имеют уже не такие мощные стимулы бороться за сохранение прежней институциональной структуры.

Как видно, ответы Маркса на вопрос о смерти капитализма значительно конкретнее ответов Валлерстайна и, кроме того, поддаются детализации при помощи современной экономической науки. К кому из них обращаться — выбор каждого.


Сноски

1 Демпфирующий (от нем. dampfen — заглушать) — ослабляющий, погашающий, амортизирующий.

Комментарии

  • Павел Колтунов:

    Добавлю к вами сказанное.
    Ныне промышленный капиталист испытывает «дискомфорт» от финансового через ссудный процент, пусть и не очень большой.Что в конечном счёте приводит к слиянию фин и пром капиталов при господстве финансового. В наёмниках уже оказываются собственники средств производства, а в мировом масштабе — целые государства (правящая элита).
    Чем дело оборачивается наглядно видим в рамках одного поколения. И чем дело закончится тоже уже проясняется.

Comments are closed.