Вячеслав Корнев: «Когда-то кино похитили коммерсанты. Наступает время вернуть его обратно»

Алексей Паутинычъ

В середине мая фактически в самом центре России, в городе Барнаул, состоялся очередной, 5-й международный фестиваль авторского кино со звучным названием «Киноликбез».

Фестиваль собрал множество интересных кинолент молодых и опытных режиссёров со всех концов света, объединённых идеей, провозглашённой в «Манифесте» кинофестиваля: «В болоте голливудского ширпотреба, повизгивания на американский лад российских деятелей киноиндустрии, превращения сознания в кашу нейронов, а души – в кусок гладкой мускулатуры, нужно сжать кулаки, закрыть глаза и пойти на тепло и розовый свет сквозь веки».

Редакция РКСМ(б).org взяла интервью у организатора кинособытия Вячеслава Корнева, доктора философских наук, профессора факультета массовых коммуникаций, филологии и политологи Алтайского государственного университета.

— Какова основная идея международного фестиваля «Киноликбез»? Каковы его особенности по сравнению с другими кинофестивалями?

Между прочим, идеи у нас действительно являются организующим и стимулирующим началом, а не просто подводятся задним числом под уже стихийно сложившееся явление. Концепция «Киноликбеза» — в создании особого времени и пространства, где современное и независимое кино становится чем-то большим, чем просто фестивальные показы и обсуждения. Наш фестиваль – это не структуры или помещения, а люди – кружок бескорыстных энтузиастов, выступающих и в роли организаторов всего дела, и в роли авторов, зрителей, критиков. Годар говорил, что настоящее кино происходит не на экране, а прямо в зрительном зале, в сознании переживающих и мыслящих людей. Причем хорошее кино воздействует именно на мозг, оно проблематизирует самые важные вопросы, учит мыслить и действовать. Прибегая к демонстрациям фильмов, как к поводам и стимулам, мы пытаемся вынести кино за рамки экрана. Наш фестиваль вообще в равной степени и авторский, и зрительский – он сводит тех и других на интеллектуальную дуэль, очную ставку. Это можно понимать буквально – ведь на «Киноликбезе» одну из главных наград («Золотого Жан-Люка») получает самый активный зритель. А зрителю как таковому создаются наиболее благоприятные условия для контакта с кино – домашняя атмосфера фестиваля, интерактивные дискуссии, чай с плюшками и т.п. Гости, добирающиеся до Барнаула из других городов, это быстро понимают и сами незаметно превращаются в «ликбезовцев» — в таких же точно подвижников и кинопросветителей, энтузиастов и бессребреников.

Понятно, что на многих больших и пафосных фестивалях все в порядке с организацией, конкурсной программой, иногда даже массовым зрителем. Но попробуйте однажды попасть в Барнаул на дни фестиваля — и вы увидите, чего не хватает на этих всемирно известных фабриках тщеславия.

 

— Как зародилась идея организовать кинофестиваль? Что послужило для этого мотивом?

«Киноликбез» появился как экспансия на другие области искусства нашего литературного альманаха «Ликбез», издающегося аж с 1989 года. «Ликбез» — это уникальное явление, это динозавр сибирского самиздата, вышедший на уровень солидного «толстого» журнала, известный уже не только в России. При этом «Ликбез» нисколько не похож на бесхребетные объединения самовыражающихся литераторов с обычным либеральным душком и всеядной редакционной политикой. У «Ликбеза» всегда было четкое направление деятельности. Эстетически – это красный стиль в духе советского футуризма 20-х годов. Идеологически – просвещенный патриотизм, критика общества потребления, капитализма, рыночного цинизма и т.п. Помимо собственно литературы, «Ликбез» всегда был центром организации разнообразной творческой и общественной работы. Мы ставим фильмы, проводим музыкальные и театральные представления, наши фирменные «маёвки» и «ноябрины». Под эгидой альманаха уже больше десяти лет существует «Клуб любителей интеллектуального кино». Вот из этой кипучей энергии просветительства, творчества, ликвидации безграмотности на разных фронтах и возник пять лет назад фестиваль авторского кино. Теперь он тоже вышел на международный уровень и де-факто становится центром организации кинопроцесса в Сибири и даже шире (среди гостей этого года – Кузбасс, Новосибирск, Казахстан, Москва, Санкт-Петербург). Потому заявленные когда-то сугубо декларативно цели – в духе нашего лозунга «Авангардисты всех стран, объединяйтесь!» — фестиваль понемногу начинает реализовывать.

А вообще «Киноликбез» возник из пустяка – по принципу «когда б вы знали из какого сора растут стихи, не ведая стыда». Смотрели, обсуждали фильмы великих режиссеров в киноклубе, и на каком-то этапе этот кочующий вирус — желание самим снимать и показывать – инфицировал многих «ликбезовцев». На первом (я его называю все же «нулевым») фестивале своими силами в итоге и обошлись. Человек 7-8 наснимали дюжину фильмов, плюс несколько работ от сторонних авторов. Таким был скромный, хотя и очень весёлый, старт «Киноликбеза». А нынче из тех старых кадров на фестивале фактически никого не осталось (или только в роли организаторов), зато бациллой кинопроизводства заразились уже совсем другие, более молодые люди. Творческий процесс на Алтае не остановить. Да и в других регионах.

 

— Почему в качестве приза был выбран бюст знаменитого французского режиссёра Жан-Люка Годара?

Это мой любимый режиссер, и на «Киноликбезе» официально введен культ личности Годара. У нас гениальность и творческая потенция измеряется в «годарах», как, например, в физике сила – в ньютонах. Картины Жан-Люка Годара – идеальный пример сочетания художественного новаторства, интеллекта, творческой свободы, бескомпромиссности, антибуржуазности, «левой» философии… В этом редком случае абсолютно оригинальный кинематограф дополняется еще и личной харизмой, жизнь и творчество автора составляют одно целое. И это тоже очень важно для «ликбезовцев» – мы понимаем кино как средство не только отражения, но и изменения мира. Годар – это Че Гевара авторского кино, революционер и мыслитель, один из активных участников парижских событий мая 68-го. Так что, при всем желании нельзя представить себе другой персонифицированный образец для наших призов и нашей идеологии.

— В своей книге «Философия повседневных вещей» вы характеризуете современный кинематограф как «ярмарку больших бюджетов и амбиций». Вместе с тем «Киноликбез» позиционирует себя как фестиваль авторского кино и проводится параллельно со знаменитым кинофестивалем в Каннах. Это сознательное противопоставление т.н. «киномейнстриму»? Если да, то в чём суть этого противопоставления?

В этом году просто так совпало. В предыдущие годы «Киноликбез» проводился в апреле. Если бы не забавный фейк с «приездом Депардье», я бы вообще не обратил внимания на это совпадение. Хотя борьба с киномейнстримом – уже на уровне первичного отбора в конкурс и адресного приглашения режиссеров – конечно же, ведется. Как фестивальный отборщик, я безжалостно выбраковываю все эти бессмысленные штампованные истории (в духе «парень встречает девушку») с однообразным лощеным изображением, закадровым «романтическим» бряканием фортепиано и т.п. Зато авангард, любые поиски в области киноязыка и содержания картин мы категорически приветствуем. Думаю, в программе нынешнего года это особенно заметно. Как, например, в случае с полнометражным фильмом «Адаптированные», появлению которого в конкурсе так противился наш председатель жюри московский критик Сергей Кудрявцев. Но я буду и дальше двигать нестандартное кино, озадачивающее взгляд, напрягающее мозг. А подражания мегаломанскому стилю оскароносных лауреатов или глянцевых рекламных роликов именно в авторском кино мне кажутся неуместными. В 20-е и 30-е годы прошлого века, на самой заре своего формирования как искусства, мировой кинематограф занимался невероятно смелыми поисками в области выразительных средств. Немецкий экспрессионизм, французский авангард, советский «диалектический монтаж», даже Голливуд – все это было очень свежо и оригинально. Но годов с 70-х именно в мировом масштабе всякие эксперименты прекратились, коммерсанты окончательно подчинили себе кинопроизводство, на всех его стадиях. Мне, как киноведу-любителю, очень досадно видеть плоды этой мутации кинематографа, который оценивается теперь одними только бюджетными затратами, рейтингами, жанровыми стереотипами или, в лучшем случае, – операторскими изысками, работой «звукачей» и актерскими удачами. Но как мало это значит для искусства, как вторично это выглядит в контексте истории кино ХХ века…

— Для правящего класса кинематограф сегодня является важным средством для обработки сознания масс с целью сохранения/укрепления мысли о наступившем «конце истории», незыблемости современных отношений эксплуатации и торговли. Какие вы видите возможности и предпосылки с т.з. как киноисскуства, так и общества в целом для преодоления современной капиталистической системы? Необходима ли вообще такая постановка вопроса?

Годар в 60-е раздавал рабочим камеры и снимал выпуски «Правды» от «группы Дзиги Вертова», веря в освободительный потенциал кинокадров, в эту «истину 24 раза в секунду». Сегодня очевидно, что киномейнстрим невероятно эффективен в области порабощения ума и фантазии, уплотнения капитализма, обслуживания социальной матрицы, упрочения «общества спектакля». Можно ли, однако, повернуть штыки против угнетателей и устроить системе, как опять же говорил Годар, «много маленьких киновьетнамов»? В логотипе «Киноликбеза» кинокамера соединена с револьвером. Это тоже ответ на данный вопрос. Если бы я не верил в силу кино, с его эмоциональным заражением, полной перезагрузкой мозга и обязательным финальным катарсисом, я бы давно бросил это дело. Но сегодня любая политика продолжается средствами кино, а значит, что и подорвана она тоже быть может силою образа, удачными киновысказываниями, яркими метафорами. Как-то мне попалась в руки книга про фильмы «перестройки» как про кино, убившее СССР. При спорности многих отдельных примеров, я соглашусь с ее автором в том, что «Так жить нельзя» или «Маленькая Вера» или «Город Зеро» подрывали советскую власть – ее ценности, ее героев, веру, метафизику, даже социальную физику. Почему бы не снимать тогда фильмы, которые точечно бьют по идеологии и принципам капитализма? Почему бы не ставить в них действительно острые вопросы не только о «перегибах на местах» и отдельных язвах нашей системы социального каннибализма (как в обычных продуктах современной документалистики, с ее сюжетами про бомжей, проституток и т.д.), но и о фундаментальных сущностях капитализма? Кстати, студия антибюджетного кино «Ликбез» внесла небольшой вклад в это полезнейшее дело, выпустив в прошлом году фильм CapitoЛизм (название от итальянского capito – понимать, т.е. понимать капитализм).

Ну а самое простое, и опять же в нашем духе и понимании, – это вспомнить о просветительской миссии кинематографа. Пока народ безграмотен (а он сегодня подрастерял культурный багаж советского образования), ликбез средствами кино особенно актуален. Когда-то кино похитили у первооткрывателей банальные коммерсанты. Наступает время вернуть его обратно – художникам, ученым, поэтам, философам, просто мыслящим людям, представителям вида homosapiens.

Комментарии

  • ТЭ:

    А можно хотя бы названия фильмов? Не говоря о том где их скачать?

Comments are closed.