Рассказ об акции 15 сентября

тов. Нефикофф

Приятно смотреть по ящику на западных антиглобалистов, но еще лучше видеть колонны под красными знаменами в России.

В полдень 15 сентября к «Маяковке» начали стягиваться различные молодежные организации, от левых анархов до КПРФной молодежи и НБП. В рамках акции «Антикапитализм-2002» на этой самой площади было намечено провести митинг.

Последний задумчивый взгляд на площадь

Последний задумчивый взгляд на площадь

Настрой молодых людей можно было выразить одним словом — боевой. И вот с таким боевым настроением организация РКСМ(б) — Революционного комсомола вышла с эскалатора метро Маяковская.

Первый сюрприз бойцов рев. комсомола поджидал прямо на выходе. Вместо того, чтобы проследовать на площадь, всех ребят препроводили в пикет, что немного подпортило радостные улыбки на лицах. Благополучно и без потерь выбравшись из пикета, комсомольцы слились с уже активно митингующей молодежью. Обыватели озадаченно наблюдали, как «леваки» разворачивают флаги и громогласно скандируют речевки. Молодых людей не смущал даже тот факт, что на одного митингующее приходилось примерно по 3 мента.

Рев. комсомол играл с НБП в игру под названием «кто громче крикнет», например «Революция» или «Капитализм — дерьмо», но эта игра надоела лимоновцам, которые решили заняться тем, что подшучивать над хмурыми милиционерами, периодически кидая им чисто в профилактическом виде дымовые шашки и подходя всем достаточно большим НБПшным стадом на подозрительно близкое расстояние от ментовских ограждений. В свою очередь, это развлечение быстро наскучило ментам, и они пошли в атаку. Остальное большинство неНБПшной молодежи с интересом за всем этим наблюдало. Все это было весело, пока по лимоновским головам не застучали милицейский дубинки, а по шлемам в ответ застучали лимоновские древки от знамен. Вот так браво начался митинг, точнее — закончился митинг для нацболов, так как после попытки прорыва ментовского оцепления большинство излишне храбрых национал-большевиков расселись по омоновским козелкам. Хочется отметить такой момент — на убегающих НБПшников были спущены милицейские собаки. Кого не догоняли грузные омоновцы, того догоняли овчарки. Кстати, еще не известно, что лучше — мент, избивающий ногами молодого человека, или его собака. Животные, по-моему, гуманней.

Но тем не менее акция продолжалась. Смирившись с потерей лимоновцев, остальные организации — РКСМ(б), АКМ и т.д. — решили высказать свое недовольство к организаторам митинга. Народ так громко кричал «КПРФ — предатели!», что эти деятели обиделись и ушли, причем в полном составе, а милиция все прибывала. Теперь площадь Маяковского представлялась примерно так: по центру внутри заграждений, составленных в квадрат и окруженных рядами милиции в полном обмундировании, находятся человек 300 молодых людей, пришедших выразить свое недовольство событиями, происходящими в стране и мире. Причем молодежь была на удивление трезвой, — может, потому что просто все развивалось настолько стремительно, что даже глотнуть пивка не было возможности. Получилась эдакая резервация. Никого не впускали из окружения и соответственно не выпускали.

Во всей этой суматохе Рев. комсомол успел захватить как всеобщее внимание телекамер продажных СМИ, так и пустующую трибуну. Члены РКСМ(б) дружно скандировали речевки, подбадривая и заводя остальные организации. Оставшиеся НБПшники (примерно человек 10) примкнули к дружному строю комсомольцев.

Все шло просто замечательно до тех пор, пока ОМОН не стал сгонять зевак и прохожих с тротуара. Это не осталось незамеченным. Когда улица была полностью очищена от прохожих, менты подогнали порядка 5 автобусов, до краев полных головорезов в черной форме и шлемах. Этим людям, если вообще можно было так их называть, было поручено закончить сорвавшийся митинг. И дело закрутилось.

Прямо с трибуны сняли активиста революционного комсомола Нижегородской организации. С заломаными руками его потащили в автобус. Это происходило на глазах у всех. Негодующая молодежь, чаша терпения которой переполнилась, в едином порыве бросилась к рядам милицейских заграждений. Скандируя прямо в лица ментам «Фашисты!», молодые люди потребовали вернуть незаконно арестованного товарища. Я лично видел, как побелели костяшки проклятых ментовских рук, сжимавших дубинки; еще минута, и началась бы драка, а точнее — просто избиение органами правопорядка вполне мирной демонстрации. Но выручили комсомольцы, которые уже полноправно управляли ходом митинга. Скандируя «Свободу политзаключенным!» и «Мы не уйдем!», РКСМ(б), НБП и часть АКМ сгруппировались в центре площади. Но зачем властям идти навстречу молодежи, если в их руках есть такой стальной аргумент, как сотни четыре ОМОНовцев, полностью экипированных.

Участникам митинга ничего не оставалось, как подчиниться и проследовать по жесткому приказу к сооруженному ОМОНом коридору. Но сдаваться никто не хотел, по крайней мере, выходить с поднятыми руками. Рев. комсомол и остальные пожелавшие присоединиться организации выстроились в колонну по четыре и сцепили руки. Над колонной зазвучали строки «Интернационала», и «леваки» двинулись к выходу. И все бы прошло хорошо, если бы не тот факт, что сразу, как только первые ряды молодых людей вышли за ограждения, на них налетели просто озверевшие ОМОНовцы.

Сцепившихся руками молодых людей, пытались разъединить и по отдельности тащить в автобусы, многих били.

Ребята из моей четверки почти сразу оказались отделенными от остальной колонны, нас теснили к ментовскому автобусу, пытаясь расцепить. Но РКСМ(б) не бросает своих: мы держались до тех пор, пока это было возможно. Силы были не равны, и в один момент руки разжались, и сопротивлявшихся комсомольцев потащили в автобус, но на помощь молодым подоспела старая гвардия. Старики кричали и собой пытались закрывать уже практически избиваемых молодых людей.

Все длилось доли секунды, но казалось, что весь этот ад длился ужасно долго. Развернувшись, я увидел лица тех молодых коммунистически настроенных, да просто, просто девушек и юношей, на некоторое время оказавшихся вне досягаемости ОМОНовских дубинок. В этих лицах читалось удивление от того, насколько могут зверствовать одни уже взрослые люди по отношению к другим, молодым. Некоторым избиваемым ребятам не было и 18 лет.

Проскочив рядом с зазевавшимся ОМОНовцем, я вбежал в метро с твердой уверенностью, что все равно меня догонят, но не догнали.

В целом было арестовано приблизительно 140 человек, участвовавших в акции 15 сентября.

Режим решил показать нам, что приложит любые усилия, чтобы у молодежи не возникали даже мысли о недовольстве властью. Пытались нас запугать. Что ж, не вышло! Мы стали только сплоченнее. ОМОН, избивая и арестовывая нас, подарил нам опыт и злость. Собирайте чемоданы, господа правители, и катитесь за границу, — может, там и спасетесь на пару лет. Но знайте: штык народный припомнит вам и это, и еще сотни в будущем подобных ваших деяний.