«Антикапитализм-2006»: итоги марша

БАТОВ Александр

Уже полмесяца прошло с момента известных событий в Питере. Страсти улеглись, скоропалительные оценки иссякли. Теперь можно более спокойно, взвешенно проанализировать произошедшее.

О раскладах накануне марша, разных подходах к его проведению уже говорилось. Планы левых по большей части были скомканы и перечёркнуты беспрецедентными мерами противодействия, предпринятыми в основном местными УФСБ и УБОП. При этом сама левая тусовка играла в этой печальной истории далеко не самую лучшую роль. Во-первых, молодые оппозиционеры обнаружили поразительное легкомыслие. Уже зная о набирающих обороты «мерах» властей, они сохраняли беззаботное расположение духа и чуть ли не в открытую сообщали почтеннейшей публике дату своего отъезда. Самые элементарные основы конспирации были безжалостно преданы забвению. Люди покупали билеты в поезда дальнего следования, а потом удивлялись, почему в вагонах появлялись суровые дяди в сером. Или же разглагольствовали о поездке по телефону, электронной почте, писали о своих планах на страницах «Живого Журнала», а потом встречали у дверей своей квартиры участкового с предложениями, от которых невозможно отказаться. Или же беспечно топали на вокзал, таща за собой на хвосте хмурых ребят с рациями. Неудивительно, что при таком восхитительном легкомыслии многие левые активисты стали живым и весьма печальным уроком для своих коллег.

Мы и сами не избежали многих ошибок, связанных с недостаточным соблюдением конспирации. Революционный комсомол — одна из немногих организаций, которая, по крайней мере, ставила перед собой подобную проблему. Однако мы всё же понесли потери. Шесть наших региональных делегаций не доехали до Питера. Это неоправданно большая цифра.

Второй характерный момент, связанный с действиями левой тусовки накануне марша, заключался в раздувании истерии и страха в своей среде. Пресловутая операция «Заслон» стала главной темой пересудов. Каждый случай задержания переходил из уст в уста, зачастую приобретая панические оттенки в изложении и тем самым увеличивая общую сумятицу в умах. Сгущаясь в единую грозную тучу, нависшую над головами оппозиционеров, все эти истории способствовали моральному упадку и исчезновению последних остатков решимости. Начали раздаваться голоса, что лучше-де вообще не ехать в Питер, а устроить какие-нибудь акции в регионе (притом что время для организации таких акций, как правило, уже было упущено). Некоторые ухватились за эту идею как за спасительную, поскольку после историй об ужасных репрессиях посчитали поездку в Питер заведомо провальным делом. Таким образом, левая оппозиция, пугая сама себя, фактически помогла властям или уж во всяком случае облегчила им работу.

Марш. Союзники.

Теперь, задним числом мы прекрасно понимаем, что союзные организации вели себя так, как им и положено было себя вести. Произошедшее можно было предвидеть и предусмотреть. Но, к сожалению, осознание этого обстоятельства приходит постфактум. Слишком мало у нас ещё опыта.

Руководство КПРФ изначально клялось, что в случае запрета властями шествия оное будет проведено в несанкционированном режиме, даже если пришлось бы ради этого притаскивать депутатов из Москвы. Вообще, наши «розовые» товарищи, как всегда, имели наполеоновские планы. И как всегда, ближе к делу всё сдулось. Ни Зюганова, ни его замов в Питере не было. А руководитель местного отделения Фёдоров попросил собравшихся у БКЗ «Октябрьский» тихо, без всяких шествий пройти до места митинга к ТЮЗу, а еще лучше — проехаться на любезно предоставленных им двух автобусах. Впрочем, не будем за это обижаться на наших товарищей из КПРФ — от запланированного шествия всё равно толку было бы мало. Надежды руководства этой партии попиариться в Питере провалились бы и с шествием, и без шествия.

Однако есть и другой, более серьёзный момент, за который мы уже не можем не отлинчевать «розовых» союзников. Речь идёт о поведении КПРФ во время столкновений на Лиговском проспекте. Некоторые товарищи из СКМ упрекали нас за то, что мы-де ёрничали и ругались в адрес Компартии в своих репортажах. Напомню, речь шла о том, что во время столкновений с ОМОНом на проспекте КПРФ фактически умыла руки, не предприняв ничего для разруливания ситуации. По странному стечению обстоятельств во время шествия в колонне КПРФ не оказалось ни одного ответственного лица из руководства или хотя бы того, кто мог бы (или захотел бы) решить проблему. Всё было пущено на самотёк. Но даже и без этих высокопоставленных лиц можно было придти на помощь своим союзникам! Сил, собранных под флагами КПРФ и СКМ, было достаточно для того, чтобы деблокировать активистов РКСМ(б), АКМ, РКРП-РПК. Вместо этого «розовые» со своими либеральными друзьями из ОГФ предпочли удалиться на безопасное расстояние и равнодушно взирали на то, как месят их союзников. Позже в качестве оправдания такому поведению выдвигались аргументы, что главное-де было спасти своих людей, довести их до места митинга. Если бы колонна КПРФ не отделилась от остальных, то свинтили бы, дескать, вообще всех. Но тогда возникает закономерный вопрос: если бы вся эта массовка членов КПРФ и СКМ позволила бы себя свинтить, то способны ли они вообще на сколько-нибудь элементарную борьбу? Ведь члены РКРП-РПК, оказавшиеся в самом пекле потасовки, не только дали отпор обнаглевшим ОМОНовцам, но и смогли вытащить из оцепления нескольких комсомольцев. Значит, можно было отбить блокированную молодёжь! Можно было… если бы КПРФ в решительный момент вновь не проявила бы трусость и бесхребетность.

Теперь о действиях АКМ. Ещё до саммита была чётко видна нацеленность этой организации на самопиар. На марше это предположение полностью подтвердилось. Самопиар любой ценой. Поведение колонны АКМ изначально носило достаточно провокационный характер. Скандирование, флаги, маски — короче, полный набор атрибутов, на который у ментовского начальства выработался хватательный рефлекс. Нам не известно, согласовывал ли Удальцов свои действия с организаторами из КПРФ. Возможно, АКМовцы просто не слышали призыва Фёдорова добираться до места митинга тихо и без шествий, т.к. основная их масса подошла уже после его выступления. Но, в любом случае, когда они явно начали нарываться, никто из организаторов не предпринял ничего для нормализации обстановки. Как уже говорилось выше, всё дело было пущено на самотёк. Дальнейшее было закономерно. Есть основания полагать, что именно экспрессивное поведение АКМовцев сподвигло «правоохранительные» органы устроить самую первую провокацию против левых активистов, когда авангард РКРП-РПК и колонна РКСМ(б) были отсечены от остальных. И если бы не действия АКМ, вполне возможно, левым удалось бы спокойно пройти до места митинга. АКМ ясно продемонстрировал, что в своей погоне за «засветкой» он не будет считаться со своими союзниками.

Возникает вопрос: если организаторы из КПРФ знали, что АКМ будет нарываться на неприятности, то зачем они оставили шествие бесконтрольным? Было ли это сделано намеренно? Может быть, произошедшая потасовка и винтёж союзников вполне устроили КПРФ?

* * *

Многие читатели, особенно активисты других организаций, наверняка возмутятся тем, что в данном материале раскритикованы разные организаторы, ну а мы-де — белые и пушистые. По мнению некоторых наших союзников мы не должны вообще писать о недостатках друг друга. Нужно соблюдать дружелюбный нейтралитет (под которым понимается отсутствие товарищеской критики на публике), замалчивать ошибки и недостатки, а не выносить сор из избы.

Мы не можем согласиться с такой постановкой вопроса. Если действовать согласно поговорке «ворон ворону глаз не выклюет», если разводить в левой среде кумовство, то левая среда никогда не избавится от атмосферы насквозь гнилого болота. Устраивать «разбор полётов», критиковать ошибки и недочёты обязательно надо. И чужие, и — ещё более жёстко — свои.

Наши недостатки

Не получив поддержки от союзников, РКСМ(б) поставил своей целью самостоятельную организацию и проведение областного этапа марша «Антикапитализм-2006», цель которого заключалась бы не в ритуальных действиях, а в проведении работы с трудящимися, в разъяснении им сущности проводимых правительством реформ и их связи с саммитом G8. Марш в городе изначально рассматривался как «проходной», малозначительный эпизод.

Приходится признать, что поставленные нами цели не были достигнуты. Более того, мы понесли неоправданно большие потери. Анализ неудачных попыток некоторых региональных делегаций добраться до Питера показывает, что в большинстве случаев причиной провала стала неосторожность наших активистов, незнание ими основ конспирации, либо халатная подготовка к поездке.

Далее, в самом Питере мы проявили слишком слабое руководство колонной и общую недисциплинированность. Акция в городе оказалась для нас фатальной. Наша неподготовленность, несработанность привела к тому, что несколько наших товарищей были схвачены и преданы суду. Ввиду этого к моменту планируемого областного этапа «Антикапитализма-2006» мы были уже основательно ослаблены и не смогли отработать на всю мощность.

События в Питере оказались полезны для нас прежде всего тем, что вскрыли целый комплекс изъянов и недочётов в нашей подготовке, в работе всей комсомольской организации. Отсутствие твёрдого руководства на акции. Отсутствие подготовленных, грамотных командиров, оперативно реагирующих на быстро меняющуюся обстановку. Неумение актива держать строй и сохранять порядок в любых условиях. Отсутствие систематического инструктажа активистов по поведению на уличных акциях. Отсутствие должного уровня юридической поддержки. Все эти недостатки показывают, как незаслуженно мало мы уделяли внимания соответствующим направлениям работы.

Ещё один важный момент, требующий переоценки, касается наших взаимоотношений с союзниками. Поведение разных организаций на Лиговском проспекте показало, что в самые критические моменты мы должны рассчитывать только и исключительно на свои силы. Каждая организация, прежде всего, блюдёт собственные корпоративные интересы. И если у КПРФ или АКМ возникнет противоречие между союзническими отношениями и достижением собственных сиюминутных целей, мы можем быть уверены — выбор будет сделан не в пользу союзников.

После G8 среди активистов РКСМ(б) началась дискуссия по результатам акций. Мы попытались проанализировать ход протестных мероприятий, причины наших неудач. Уже сейчас можно сделать определённые выводы.

Во-первых, поражение не должно приводить к паникёрству, упадничеству, деморализации. Смешно было бы полагать, что наша борьба окажется увеселительной прогулкой. Важно, чтобы наш актив извлёк уроки из этого негативного опыта.

Во-вторых, события в Питере показали не силу путинского режима, как поспешили объявить некоторые «эксперты», а слабость левой оппозиции. Если бы коммунисты были достаточно сплочены и организованы, если бы они обладали достаточной выучкой и конспиративными навыками, наконец, если бы они имели связь с народом, обойти «заслоны» не составило бы труда. Действия властей не отличались разнообразием, она по-прежнему делает ставку на тупую силу и грубое нарушение законов. Притом исполнителями её воли зачастую являются те, кого объективные условия жизни толкнут в наш лагерь. Таким образом, путинский режим отнюдь не проявил чудесной силы. Проведение и итоги пресловутого «анти-G8» по большей части на совести самой оппозиции.

В-третьих, мы лишний раз убедились, что марши типа «Антикапитализма» окончательно исчерпали себя. Они уже не играют никакой объединяющей роли, как в прошлые годы, да и пиар-эффект от них свёлся к нулю. Агитационный же эффект от этих маршей всегда был сомнителен. А вот «засветка» активистов перед спецслужбами, никчёмные потасовки, штрафы и отсидки по пустякам, да и вообще затратная в финансовом отношении поездка на марш ради непонятных результатов — это вред вполне очевидный. Пусть маршируют те, кто гоняется за телекамерами. Мы пойдём другим путём.

В-четвёртых, многие наши активисты сошлись во мнении, что отношения с союзными организациями нуждаются в пересмотре.

Наконец, в-пятых, Ревкомсомол должен исправить те недостатки в уличной работе, которые вскрыли события в Питере. Нам нужны будут навыки уличной борьбы. Нужны, конечно, не для эпатажного и наносящего вред «акционизма» в стиле НБП и АКМ. В следующем году наш народ в полной мере ощутит на своей шкуре действие нового Жилищного кодекса. Стремительно деградирует бесплатное образование, здравоохранение. Зреют гроздья гнева. Не так уж далёк тот миг, когда народное негодование выплеснется на улице. И к этому дню Революционный комсомол должен быть готов. Во всех отношениях.

Пиковый момент "марша". Дальше было только хуже...
Пиковый момент «марша». Дальше было только хуже…